• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

22.09/03.10.1711, сб. П. в Карлсбаде.




22.09.1711
22.09.1711


П. в Карлсбаде. Принял в приватной аудиенции Ф.Г.Ностица, Чарльза Уитворта и Э.Б.Камекена, «един по другом». В этот день состоялась первая конференция русских министров с Э.Б.Камекеном[1]*.

Комментарий.

* Камер-президент Э.Б.Камекен, прибывший от прусского короля Фридриха I, требовал в ответ на обещание короля послать в Померанию и Саксонию войска, немедленно по взятии Штеттина, отдать этот город Пруссии, как и Эльбинг. На конференциях постановили вступить на сей счет в сношения с датским и польским королями Фредериком IV и Августом II. С этим ответом Э.Б.Камекен 04.10, после конференции с русскими министрами, отбыл в Берлин[2]. Чарльз Уитворт писал, что прусский король Фридрих I пребывает в волнении по поводу действий союзников в Померании, но «с обычным старанием норовит половить рыбу в мутной воде» («…(«…has been as busy as usual to fish in these troubled waters for some advantage»)[3]. Пруссаки в ответ на территориальные уступки обещали посредничество в заключении мира, но царь был не очень высокого мнения о посреднических усилиях Пруссии, и поэтому требовал, чтобы вначале Пруссия объявила войну Швеции и выслала против нее в поле хотя бы один батальон, а потом можно уже говорить о вознаграждении Пруссии за лояльность»[4].

Остро проходил разговор П. с Чарльзом Уитвортом. Появление русских войск в Померании вызвало резкое недовольство Англии и союзного с ней Ганновера. В этом была принципиальная позиция англичан. Чарльз Уитворт писал, что Англия гарантирует спокойствие в Германии, и что император и империя никогда не позволят П. или какому-либо другому иностранному государю своевольно распоряжаться имперскими землями («…that the emperor and empire could never suffer the Czar or any other foreign prince to doff their fiefs at pleasure»). В этом усматривается нарушение Вестфальского мира – основы свободы протестантизма в Германии («…(«…the very groundwork of the liberty and protestant religion in Germany») и это может повлечь за собой опасные последствия[5]. Беседа П. с английским послом была резкой, в ней «употребляли довольно сильные выражения»[6]. Позже Чарльз Уитворт писал, что П. заявил ему, что он не имеет притязаний на германские земли, что его цель – удовлетворение требований его союзников[7]. Однако позже, с началом вторжения шведов в Мекленбург, точка зрения П. на проблему изменилась. Как стало известно в конце октября 1711 г. А.А.Матвееву, Чарльз Уитворт «донос учинил королеве [Анне], что у Е.в. в Карлсбаде на партикулярной аудиенции все домогательства чинил, чтоб Е.в. и его союзников уклонить от начатых наших дел в Померании. Однакож будто он, посол, ни до чего по тому желанию королевину не достиг. И что Е.ц.в., конечно, намерен был видеться з дацким и с полским короли и крепкия принимать меры с общим согласием к окончанию впредь дел тех»[8]. 

 

 


[1] ПЖПВ. 1711 г. С. 91; ПБП. 11-2. С. 488.

[2] Бантыш-Каменский. Обзор. 4. С. 33; ПБП. 11-2. С. 488. См. РИО. 61. С. 14; Chance. Georg I and the Northern War. Р. 26.

[3] РИО. 61. С. 22.

[4] РИО. 61. С. 23.

[5] РИО. 61. С. 37.

[6] Брикнер. Фридрих Христан Вебер. С. 203.

[7] РИО. 61. С. 39.

[8] ПБП. 11-2. С. 565.


 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.