• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

17/27.07.1697, сб. П. в пути.




17.07.1697
17.07.1697
Москва, г., Копенгаген (датс. København. Дания), г., Стокгольм (Штокголм, Стокхольм, Стекольна, Stockholm. Швеция), г., Саксония , Австрия (Империя, Цесарская земля, Римское гос-во) , Берлин (Кельн-на-Шпрее, Berlin. Германия), г. , Россия, Российское государство , Дания (Денемарка, Дацкая земля, Датская земля), Рига (нем. Riege, ныне - латыш. Rīga.Латвия), г. , Швеция (Швед, Шведская земля, Корона Свейская) , Бранденбург (Бранденбургская земля, Branderburg), историческая обл., Ниеншанц (Ниен, Нюенсканс, Ниишанская крепость, шв. Nyenskans, Ninehawn, Nyen, Канцы, Канец, Шлотбург), крепость, г., Нарва (Ругодив), крепость, г., Балтийское (Варяжское, Бальтическое, Восточное море, Балтикум, Балтика, Остзея), море , Одер (Одр), р. , Шведская Померании , Варта, р. , Франкфурт-на-Одере (нем. Frankfurt an der Oder. Германия) г. , Ливония см. также Лифляндия, Амкраче (Кварчин, Кварчик, нем.Quartschen, ныне польск. Chwarszczanyn. Польша), дер. , Лобус (Лабус, Лебус, нем. Lebus. Германия), г. , Кюстрин (Кистрин, Кострин, нем. - Küstrin, ныне – польск. Kostrzyn nad Odrą. Польша), г.


П. и Великие послы поехали из Амкраче за 2 часа до полудня, проехали 3,5 мили до г. Кистрин, что на Одере, где в него впадает Варта (12 миль от Берлина, пограничная крепость со Шведской Померанией). В Кюстрине, при възде была устроена торжественная встреча. В это время «того места мещане показывали старинные свои вещи, то есть сухари, да рожь, да вино, а сказали, что тем сухарям и ржи сто семьдесят лет, а вину сто тридцать лет, в тож де время и город Кистрин строен», послы вписали свои имена в книгу почетных посетителей латинскими литерами, им поднесли в старинной стопе ренское, «а говорили, чтоб для старины из нее сколько возможно испить». «Пополудни из Кистрина поехали 3 мили до Лобуса», что в 1 миле от Франкфурта на Одере[1], где и ночевали[2]. П. был раздосадован тем, что студенты, «сбив стражу», ворвались в помещение, где он остановился, чтобы посмотреть на него[3]. Прибытие в Москву датского чрезвычайного посланника Павла Гейнса, он подал грамоту в Посольский приказ 06.11., предлагал «вечный оберегательный союз». Ему было поручено «прощупать почву» для создания антишведского союза[4]*.

Комментарий.

* Переговоры с Павлом Гейнсом велись до возвращения П. второстепенными лицами и только с осени 1698 г. ими стал заниматься лично П., который ставил условием соглашения с Данией включение в союз Саксонии[5]. Между тем, Дания была кровно заинтересована в союзе с Россией. Как писал в 1697 г. французский посол в Копенгагене маркиз Бонрепо, датчане готовили П. великолепный прием и согласились пойти на расходы по содержанию огромного русского посольства, лишь бы произвести впечатление и вовлечь Россию в борьбу против Швеции. При этом в разговоре Бонрепо с министрами датского короля ему сказали, что русские овладеют Ливонией, что «они могут взять Ниен» (Ninehawn) за два дня, а оттуда легко добраться до Нарвы, а затем до Риги[6]. В.Е.Возгрин считает, что важнейшим фактором датской политики, приведшим Павла Гейнса в далекую Москву, были проблемы экономики, а именно – преобладание голландцев в морской торговле, которые помогали во всем Швеции, которая  «буквально вырывала хлеб насущный изо рта датчан»[7]. Обращение к Москве казалось удачным выходом в этой ситуации. В Стокгольме сразу поняли значение датских действий и мнение, бытовавшее в литературе, что в Швеции недооценили угрозу со стороны П., неверно. Уже летом в Госовете обсуждалась угроза, нависшая над восточными границами страны как следствие возможного русско-датского союза. В июле 1697 г. было зачитано письмо Эрика Дальберга о дополнительном финансировании ремонта рижских укреплений. По мнению Б.Аскера, в Госсовете «никто не подвергал сомнению высказанные в письме опасения генерал-губернатора, напротив – предполагалось, что нарушение мира («разрыв») возможно в любой момент». Высшие должностные лица королевства опаслись широкой коалиции России против Швеции с участием Дании, Саксонии, Бранденбурга и даже, возможно, Австрии. Понимали они и главные цели П. Президент Канцелярии Б.Г.Оксеншерна сказал, что П. «всеми способами стремится вернуть потерянные провинции» и давно размышляет «как завладеть каким-нибудь районом на берегу Балтийского моря». Он прозорливо заглянул в будущее: «Если он получит морской город (т.е. порт на Балтийском море), нам это могло бы причинить большое беспокойство. И оказать ему сопротивление будет не так просто». Обсуждалась проблема и поставок обещанных П. пушек. Было решено не разрывать контракт из-за того, что это может вызвать у московитов «подозрение и неприязнь». Так как сведений о датском посольстве в Россию не было никаких, поэтому было решено послать в Москву как сопровождающего поставки заказанных Россией пушек гоф-юнкера Карлстена Клингенстерна[8].

 


[1] Гизен. Журнал. 1. С. 39-40.

[2] ПДС. 8. Стб. 888-889; ПЖПВ. 1697 г. С. 16; Гизен. Журнал. 1. С. 39-40.

[3] Богословский. Петр I.  2. С. 107.

[4] Бантыш-Каменский. Обзор. 1. С. 236; Возгрин. Россия и европейские страны. С. 60-61.

[5] Богословский. Петр I. 4. С. 19-42.

[6] Лавров. Великое посольство. С. 122-123.

[7] Возгрин. Экономические причины. С. 172.

[8] Аскер. «Нация, которой надо показывать зубы». С. 360-363.


 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.