• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

24.03.1714, ср. П. в СПб.




24.03.1714
24.03.1714
Апраксин Федор Матвеевич (27.11.1661 – 10.11.1728), стольник, пожалован в комнатные стольники (15.01.1693), двинской воевода и губернатор Архангельска (22.08.1694-20.02.1698), поручик Семеновского полка (1694), полковник (1696), адмиралтеец, судья Адмиралтейского приказа (18.02.1700), адмирал и президент Адмиралтейств (08.03.1707), генерал-адмирал, действительный тайный советник (май 1709), генерал-губернатор Азова (май 1709 или 06.02.1710 - 1719), граф (вместе с П.М.Апраксиным)(1709), (06.02.1710 – 1719), боярин (1713?), под следствием (1714), сенатор (с 1717), подписал смертный приговор царевичу Алексею (24.06.1718);президент Адмиралтейств-коллегии (1717), губернатор Ревеля (1719), член Верховного тайного совета (1726), в отставке (с 1727). Жена Домна Богдановна (рожд. Хрущова), (ум. 1702) (Источн.: собств. информ.; Захаров. Боярские списки. (Дата обращения 17.06.2021); Барсуков. С. 66)., Курбатов Алексей Александрович (12.02.1663 – 29.06.1721), из холопов Б.П.Шереметева, прибыльщик, дьяк Оружейной палаты (31.10.1699 из боярских людей), числился в боярских списках (1700-1705) обор-инспектор Ратуши «и велено писать выше дьяков (1705 -1708), судья Канцелярии каменных дел (1705 – 1709), вице-губернатор Архангелогородский (1711), отстранен от должности и до смерти - под следствием разных розыскных канцелярий. (Источн: Серов. Строители империи. С. 236; Захаров. Боярские списки. Дата обращения 29.04.2021), Голицын Петр Алексеевич, князь (1660?-19.10.1722), стольник (23.02.1684), пожалован в комнатные стольники (15.01.1693), замешан в деле И.Е.Цыклера (1697), учился в Венеции (1698), посол в Вене (1701-1706), воевода Архангельска (1708 – 1710), кавалер ордена Андрея Первозванного (14.06.1710), сенатор (22.02.1711), обер-комендант московского гарнизона (16.01.1712), губернатор Риги (1713-1719), подписал смертный приговор царевичу Алексею (24.06.1718), губернатор Киева (с 09.04.1719), генерал-майор, мл. брат кн Б.А.Голицына; 1-ая жена Настасья Ивановна (рожд. княжна Воротынская, (ум. 14.02.1691); 2-а жена Дарья Лукинишна (рожд. Ляпунова) (1678-22.10.1715); 3-я с 1718 г. Елена Ивановна (рожд. Мусина-Пушкина, 1700 г.р.) (Источн.: собств. информ.; Захаров. Боярские списки. Дата обращения 17.06.2021); РГАДА. Ф. 210, оп. 1. Д. 11. Л. 60 об.), Воскресенский Н.А., историк , Иов (ум.03.02.1716), настоятель Троицко-Сергиева монастыря (02.05.1697), возведен в сан епископа и митрополита Новгородского (05.06.1697) , Фэрроу Л.Э., историк, Ключевский В.О., историк , Нарышкин Андрей Федорович (ум ок. 1716), стольник, пожалован в комнатные стольники (1686-1692, по др. данным 15.01.1693), воевода Тобольска (1692 или 02.04.1693 -19.01.1698), приглашался на заседания бояр (1699), в адьютантах (1707 – 1709), у царевны Наталии Алексеевны в Москве (1713), двоюродный брат царицы Наталии Кирилловны, сын Федора Полуектовича Нарышкина и Евдокии Петровны (урожд. Хомутовой – племянницы жены боярина А.С.Матвеева) (Источн.: РГАДА. Ф. 210, оп. 1. Д. 11. Л. 60; Захаров. Боярские списки (Дата обращения 29.05.2021); Захаров. Разрядные повестки; Гезенвинкель. С. 13; Барсуков. С. 242). , Шпарейтор Ульрих-Олаф (Шпирейтер, Шпарейтер, Спарейтор Яков), полковник , Медушевский А.Н., историк, Черников С.В., историк


 

П. в СПб., был у обедни у Троицы, где служил Иов, «ставил во дьяконы двух, в дьячки и был у выноса А.Ф.Нарышкина, и слушал в доме всенощную, исповедовался»[1].

Письма и бумаги П.: 1. Указ именной о разделении движимых и недвижимых вещей после отцов детям (указ о единонаследии)[2]*; 2. Указ сопроводительный о публикации приложенного «надрукованного» указа о единонаследии. С припиской «Таковы указы по губерниям розданы и розосланы марта 27 дня 1714 году»[3]; 3. А.А.Курбатову указ о посылке указа о наследовании, об оглашении указа, «а наипаче в великом осмотрении иметь 16-й пункт для того, ибо обычай есть проклятым ябедникам все указы своими вымыслы портить <…>. Также смотреть, дабы задним числы не делали, что все на вас взыскано будет по 16-м артикулу»[4]; 4-5. Кн. П.А.Голицыну, Ф.М.Апраксину и еще кому-то из губернаторов (имя не названо) указы о том же[5]. 

Разные письма и бумаги: Ф.М.Апраксин – У.О.Шпарейтору о литье пушек по указу П. с указанием их параметров[6].

Комментарий .

*  В.О.Ключевский писал, что это был указ не о майорате, как показалась западным наблюдателям, а о единонаследии, т.е. наследником земли мог стать любой из сыновей, а не только старший сын. Этим устранялось дробление поместий, создавались – по мнению законодателя – условия для того, чтобы оставшиеся без наследства молодые дворяне шли на службу. Одновременно, закон фактически ликвидировал прежде весьма заметные различия поместья и вотчины, сливал их в единое земельное владение[7]. Л.А.Фэрроу замечает, что, «если Петру действительно был по душе разумно обоснованный выбор одного из сыновей на роль наследника, то при внимательном чтении указа становится ясно, что он не ставил задачу достигнуть этого идеала: царь не столько заботился о том, кто именно из членов семьи получит землю, сколько о том, чтобы имение осталось неделимым и не ушло из семьи», и что указ 1714 г. был лишь поправкой к указу 23.01.1712[8]. Касаясь целей реформы, ученые почти единодушны. Н.А.Воскресенский считал (написано в 1940-х гг.), что П. пытался «ограничением дробления и мобилизации дворянских земель» принудить склонное к тунеядству дворянство служить, торговать, строить фабрики или заниматься “знатным мастерством”». В 1990-х гг. А.Н.Медушевский писал, что реформатор «пытался ограничить численность землевладельцев стабильной постоянной цифрой. Это была попытка законодательного ограничения класса помещиков существующей стабильной численностью и препятствования ее бесконтрольному возрастанию», которое, по мнению автора, вело к тенденции раздробления земельного фонда, «экономически невыгодной с точки зрения казны». Правда, можно сомневаться в оптимистической оценке автора скрытых «достоинств» указа 1714 г., который, по мысли А.Н.Медушевского, стремился «сохранить при равном числе владений стабильное число землевладельцев и тем самым создать возможность ведения хозяйства с перспективой и более эффективно, используя преимущества крупного феодального хозяйства перед мелким»[9]. Есть много оснований сомневаться в подобной «политэкономии феодализма», тем более, что в исследованиях С.В.Черникова обоснована мыслт  о том, что закон 1714 г. даже «усилил дробление собственности»[10], а статьи указа 1714 г. представляли собой «беспрецедентную попытку ограничить права собственности»[11]. Думаю, что в данном случае автор слишком модернизирует понятие «право собственности» применительно к рассматриваемому времени.

 

 


[1]ПЖПВ. 1714 г. С. 93.

[2]ЗА. 2-3. С. 10-16; ПСЗ. V. № 2789. С. 91-94; ДПС. 4-1. С. 238-241; 5-1. С. 63; 5-2. С. 962-964; КПБ.76. Л. 187-196. 

[3]КПБ.75. Л. 137.

[4]КПБ. 75. Л. 197.

[5]КПБ. 75. Л. 198, 199, 203; Рескрипты и указы. I. С. 312.

[6]МИРФ. 3. С. 520.

[7]Ключевский. Курс русской истории. IV. С. 80-83.

[8]Фэрроу. Наследие. С. 101.

[9]Медушевский. Утверждение абсолютизма. С. 133, 135, 144.

[10]Черников. Власть и собственность. С. 156.

[11]Черников. Дворянские имения. С. 58. 


 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.