• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

07/18.06.1713, вс. П. в Выборге.




7.06.1713
7.06.1713
Апраксин Федор Матвеевич (27.11.1661 - 10.11.1728), стольник, воевода Двинской (1693), поручик Семеновского полка (1694), судья Адмиралтейского приказа и губернатор Азова (1700 - 1706), "адмиралтеец" (1700), адмирал (1707), генерал-адмирал (с 1708), граф (с 1709), губернатор Азова (1710), президент Адмиралтейской коллегии, сенатор (с 1717) , Куракин Борис Иванович, князь (псевдоним Панов Лука), дипломат , Пипер Карл (Piper Carl), граф , Боцис Иван Федосеевич (Бочес, Bousi, синьор Конти), граф, контр-адмирал гребного флота , Волконский Александр Григорьевич, князь, полковник (1705), тогда же назначен командиром драгунского полка Филиппа Суаса (впоследствии Вятский драгунский полк) в «генеральстве» К.Э.Ренне, бригадир (1707) генерал-майор (1709) , Голицын Михаил Михайлович Старший, князь, генерал-лейтенант, брат кн. Д.М.Голицына, Пипер Стина, жена Карла Пипера, Конингсбрюгге Х., историк


 

П. в Выборге, к нему приехал кн. А.Г.Волконский, П. предписал ему с кавалерией идти на соединение с Ф.М.Апраксиным, «не мешкав», а затем на той же скамповее пошел на флот, стоявший у Березовых островов, в «10-м часу пополудни и был у г. вице-адмирала (Ф.М.Апраксина – Е.А.)»[1], ночевал в Рогелях[2]на «карабле своем "Полтава"»[3].

Разные письма и бумаги:И.Ф.Боцис – Ф.М.Апраксину от Форсбина о поджоге пяти голландских флейтов[4]*.

Комментарий. 

* Лишь после того как у Гельсингфорса сожгли корабли и взяли в плен 22 голландца, выяснилось, что флейты были не шведские, а голландские, «которые, – как писал И.Ф.Боцис, - объявили нам <…>, что приезжали в Гельсингфорс для груза бревен»[5]. Начался грандиозный международный скандал, тянувшийся несколько лет. Голландия этим происшествием была возмущена, кн. Б.И.Куракин писал из Гааги, что «здесь между всех сие худое мнение придает и неблагодарность в народе является, а особливо в Амстердаме»[6]. Голландцы требовали компенсации за уничтоженные суда. Россия всячески открещивалась от ответственности за совершенное. Согласно донесению Ф.М.Апраксина, «хотя и убыток некоторой голландцам нанесен, однакож того, по моему мнению, взыскивать не могут, понеже видели эскадру галерную под флагом В.в. и стояли под обороною неприятельских кораблей 2 недели, а знать о себе не дали и комиссий не объявили, и в оборону им с неприятельских кораблей по гребным судам, которые были посланы для созжения, из пушек стреляли, хотя, Государь, они и сказывают, что будто обороны от шведов не требовали, однакож сказали в допросе, что пришли два флейта вместе под флагом шведского вице-адмирала». В общем, по логике Ф.М.Апраксина, голландцы в происшедшем были виноваты сами[7]. П. полностью одобрил доводы Ф.М.Апраксина, написал кн. Б.И.Куракину письмо, в котором обвинил в происшедшем несчастье голландцев («сами себе виноваты»), т.к., хотя они и выбросили голландский флаг, но не дали о себе заранее знать и не представили пасы[8]. Голландцы опровергли эту версию, Генеральные Штаты назвали произошедшее «деянием столь чрезвычайным и столь непростительным, что подобного даже в объявленной войне не практикуют в отношении беззащитных судов». Штаты потребовали немедленного освобождения плененных голландцев и выплаты компенсации за погибшие суда и имущество на них (а некоторые из них принадлежали амстердамским бургомистрам). Вся эта история, наряду с требованием России к голландским купцам везти в СПб половину товаров, шедших обычно в Архангельск, резко ухудшила отношения в Голландии к России[9]. Особое разражение голландцев вызывало то, что Россия отказывалась платить компенсацию за сожженные суда и сваливала вину вначале на самих голландцев, а потом на шведов, переадресовывая голландские претензии к ним. Более того, в 1714 г. П. заставил жившего в плену шведского канцлера Карла Пипера подписать три векселя на сумму 30 тыс. ефимков, и эти векселя были посланы жене Пипера Стине, которой надлежало (продав имения Пипера и заняв денег у друзей и знакомых) заплатить по векселям на счет кн. Б.И.Куракина в Голландии с тем, чтобы тот компенсировал голландцам потери. 19.05.1715 П. писал кн. Б.И.Куракину: «При сем посылаем к вам дупликат швецкого канцлера графа [Карла] Пипера с векселями о переводе к вам тритцати тысяч ефимков за позженыя у Гелзинфорса галанския карабли, а первое ево Пиперово писмо с такими ж векселями послано отсюда в Финляндию к генералу князю [М.М.] Голицыну, которому велено отправить оное з барабаншиком в Швецию и, хотя то первое может быть, что верно в Стокголм к жене ево дойдет, однакож старайтесь, дабы при сем посланныя дупликаты в Стокголм к жене ево посланы были чрез верные руки, и чтоб на то могли вы получить к себе от жены ево ответ тако ж по векселям и денги на указныя сроки»[10]. Можно себе представить, под каким нажимом Карл Пипер подписал эти письма. Семья Карла Пипера денег таких так и не собрала и их для выплаты компенсаций кн. Б.И.Куракину все-таки пришлось взять из сумм, полученных из России на покупки: весной 1715 г. кн. Б.И.Куракин отчитывался о переговорах с владельцами судов и представил «расход присланным 15 тысячам денег»[11].

 

 


[1]ПБП. 13-1. С. 178.

[2]ПЖПВ. 1713 г. С. 30; ГСВ. 1. С.  394.

[3]ПЖПВ. 1713 г. С. 30.

[4]МИРФ. 1. С. 388.

[5]МИРФ. 1. С. 390.

[6]ПБП. 13-2. С. 286.

[7]МИРФ. 1. С. 389-390.

[8]ПБП. 13-2. № 6070. С. 35-36.

[9]Конингсбрюгге. История потерянной дружбы. С. 28-29.

[10]КПБ. 78. Л. 335.

[11]ПБП. 13-2. С. 286-288.


 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.