• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

25.09/05.10.1697, сб. П. в Гааге.




25.09.1697
25.09.1697


П. в Гааге. В этот день, в полдень, состоялась аудиенция Великого посольства у Генеральных штатов во дворце Бинненгоф. Прием посольства Генеральными Штатами. Шествие, речи, дары, переговоры[1]. П. в костюме простого дворянина незаметно присутствовал на приеме, был в другой комнате, по соседству с аудиенц-камерой Травескамер, но скоро ему это надоело, и он попросил Н.К.Витсена сказать членам Штатов, чтобы они отвернулись. Те согласились встать, а поворачиваться спиной не пожелали. Тогда П. пробежал мимо них, закрывшись большим париком[2]*. П. был на обеде, данном в честь Великого посольства, сидел между Н.К.Витсеном и секретарем Фагелем. Согласно сведениям А.С.Ланчинского, за обедом П. познакомился с дипломатами Гейнзиусом Ван-Веде ван Дейквельде и Вильгельмом ван Гареном. П. просил Фагеля указать ему на человека, с помощью которого можно было бы реформировать дипломатическую службу в России. Возможно, что в Гааге (или в Амстердаме) П. познакомился с инженер-генералом Менно ван Кугорном, беседовал с ним, приглашал его на русскую службу, потом хотел взять на службу сына его Генриха-Казимира Кугорна. Менно Кугорн рекомендовал П. несколько инженеров. Возможно, что П. посетил тогда же дворец и парк Ньивбург в Рисвике, где проходил Рисвикский конгресс[3].

Комментарий.

* М.М.Богословский весьма доверяет рассказам Я.Номена, ибо «зерно рассказа Ноомена не заключает в себе ничего невероятного; может быть, конечно, отдельные детали и штрихи испытали некоторое преломление, неизбежное при передаче их из одних уст в другие на пути, по которому они дошли до Ноомена». И далее следует важное примечание, во многом объясняющее путаницу дат и событий жизни П. в Голландии: «Возможно, что к одной этой поездке приурочено несколько происшествий, случившихся в разное время при разных выездах П. из Амстердама»[4]. Это неслучайно, ибо такие поездки были внезапными, их не фиксировал никакой журнал, во время поездок этих П. вел себя примерно одинаково: избегал толпы, проявлял необыкновенную любознательность и дотошность, часто и долго беседовал со знатоками своего дела, что-то записывал, покупал приборы, приспособления. Поражал солидных голландцев своей порывистостью, экстравагантностью и даже бесцеремонностью. Поэтому вокруг него образовывалось целое «облако» легенд и слухов, которые потянулись в историю. Кажется, что и в этот раз П. не сидел безвылазно в Гааге. Возможно, что из Гааги П. ездил в Дордрехт, на оружейные заводы и в тамошний арсенал, тщательно их осматривал. И там, как повсюду, ему очень докучала толпа зевак. Из Гааги П., возможно, ездил также в Лейден, где посетил профессора Германа Бургава, встретился с ним в ботаническом саду (Hortus Botanicus) в 6 часов утра, посетил анатомический театр университета[5], долго изучал разъятый труп. Заметив в своих спутниках отвращение, он заставил их зубами взять мускулы трупа. Это легендарные сведения зафиксированы Я.Схетельмой, по другим источникам не проверяются[6]. Изображение Ботанического сада, который посетил П., а также того самого Анатомического театра  см.: Петр Первый. Коллекционер. Исследователь. Художник. С. 101.  

 


[1] ПДС. 8. Стб. 976-987; Ф.Лефорт. Сборник. С. 343.

[2] Номен. Записки. С. 54-55.

[3] Схетельма. Петр Великий. 165. С. 222-223.

[4] Богословский. Петр I. 2. С. 199.

[6] Схетельма. Петр Великий. 165. С. 387-388.


 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.