• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Магистерская программа «Бизнес и политика в современной Азии»

E pluribus unum — Андрей Стародубцев о филиалах Высшей школы экономики

В новом выпуске авторской колонки на портале «Окна роста» декан Школы социальных наук и востоковедения Андрей Владимирович Стародубцев рассказывает, в чем преимущества построения университета как сети кампусов и почему в Вышке нет привычного деления на центр и филиалы.

E pluribus unum — Андрей Стародубцев о филиалах Высшей школы экономики

Политологу, следящему за управленческими процессами в родном университете, сложно удержаться и не впасть в грех доказательства по аналогии, а если твоя первая любовь в науке – децентрализация, и ты работаешь в одном из трех региональных кампусов, то бороться с этим наваждением нет ни сил, ни желания.

То, что несколько лет назад в Вышке филиалы получили неформальный статус кампусов наравне с московским кампусом, возможно, одно из самых важных решений за все время существования университета. В стране, где филиалы по своей сути – подразделения более низкого класса, создание кампусной структуры стало сигналом всему университетскому сообществу, а позднее – абитуриентам и партнерам: не существует Вышки второго сорта; где бы Вышка ни находилась, она остается передовым и наиболее динамично развивающимся университетом в стране с ее лучшими учеными, преподавателями и студентами.

Существующая в России модель управления филиалами столичных вузов несет в себе известные черты отношений между метрополией и колониями: филиалы не приравниваются к университету, они не равны ему ни по ресурсной обеспеченности, ни по уровню предоставляемого образования. Они автономны настолько, насколько может быть автономна находящаяся за морем территория, контроль над которой усиливается в кризисы и фактически исчезает в периоды рутинного эффективного выполнения задач. От филиалов не ждут прорывов, сюда не инвестируют; их первая задача – привлекать дополнительное количество студентов, которые по разным причинам не смогли поступить в столицу, а вторая – обозначить региональное присутствие университета, продемонстрировав его общефедеральный статус. Правила игры в империю хорошо известны всем, а потому лучшие преподаватели, студенты и администраторы при прочих равных скорее выберут другую, пусть даже менее престижную, метрополию, нежели останутся в колонии.

Конференция iCare в пермской Вышке

Университет, построенный как сеть кампусов, – принципиально другая модель развития, близкая в политической практике государственного строительства к федеративным отношениям. Формальное закрепление равных прав и обязанностей вне зависимости от географического положения, заметный уровень самостоятельности и ответственности при выборе стратегии развития кампуса, признание возможности конкуренции между кампусами за студентов и партнеров, создание механизмов кооперативной поддержки при существовании объективных условий межкампусного неравенства – реализация такой университетской структуры требует немалого мужества как от руководства университета, так и от представителей кампусов.

Такая «федеративная» модель формирует систему стимулов в поддержку инициативности кампусов. Правила игры в этом случае заставляют их придумывать собственный образ, который соответствовал бы общеуниверситетским задачам и тем индивидуальным условиям, в которых они существуют. Следствием этого становится запрос на формирование продуктов, отличных от тех, которые появляются в других кампусах. В свою очередь, это приводит к появлению собственных команд, привлеченных в том числе той стратегией развития, которую предлагает кампус. Университет, в целом, от этого выигрывает: растет разнообразие образовательных продуктов и замечательных ученых, которые в обратном случае выбрали бы другие университеты.

Научный дворик ВШЭ в Нижнем Новгороде

Политическая теория говорит, что главная проблема федеративных решений – в их неустойчивости. Выбор между универсальностью и разнообразием является постоянным источником напряжения между всеми участниками политического процесса. То одни, то другие пытаются пересмотреть правила игры, с тем чтобы в большей степени централизовать или децентрализовать всю систему. Такие подвижки в отдельных секторах государственного управления могут иметь принципиальный характер для тех, кто работает в этой системе и от кого в конечном счете зависит качество полученных результатов.

Кампусная структура университета сталкивается с похожими проблемами и рискует испытать те же самые следствия. Еще совсем недавно мы формировали и принимали новые стандарты, которые создавались совместными усилиями центрального руководства и образовательных программ, где бы они ни находились. Получившиеся документы стали редким примером баланса между универсальностью и разнообразием: университет ясно заявил о принципах вышкинского образования вне зависимости от особенностей направлений подготовки, но команды разработчиков программ получили полноценные права на создание уникальных образовательных продуктов.

Зимняя школа в Вышке в Петербурге

Однако последняя инициатива по созданию общеуниверситетских дисциплин запустила новую дискуссию о необходимости синхронизации учебных планов образовательных программ разных кампусов. Эта мера не формулируется в качестве цели ни одним руководителем университета, но реализация инициативы неизбежно требует – уже сейчас – переговоров о состыковке планов, а в будущем – создания единых планов программ кампусов. Вне зависимости от того, как мы оцениваем идею общеуниверситетских дисциплин, я хочу обратить внимание на важное последствие – нарастающую угрозу тем уникальным программам, которые сложились в кампусах Вышки, а также тем коллективам, которые находят мотивацию для своей работы в создании собственных, отличных от других продуктов.

Примечательно, что сама по себе идея пула общеуниверситетских дисциплин не предполагает обязательной централизации, а, наоборот, может способствовать усилению разнообразия: для этого достаточно сместить фокус всего проекта на создание пула дисциплин по выбору и не форсировать объединение общих для всех кампусов курсов вместе с достижением определенной доли дистанционных курсов в университете. По-настоящему большой пул дисциплин по выбору позволит сделать общеуниверситетские курсы привлекательным для студентов ресурсом нового знания, не навязанным стандартами и договоренностями между кампусами, а выбранным самими студентами, исходя из их собственного понимания того, чего им не хватает в тех образовательных программах, на которых они учатся. Дисциплины по выбору не будут рассматриваться разработчиками как угроза существованию образовательного продукта: при достаточном предложении они смогут найти дисциплины, наиболее подходящие тем идеям, которые изначально закладывались в содержание программ. Такой подход совсем не лишний раз подтвердит приверженность университетского руководства той стратегии, которая была избрана им при создании кампусной структуры университета: развитие через поощрение инициативы и уникальности.