• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

27.07.1722, пт. Годовщина Гангутской и Гренгамской побед




27.07.1722
27.07.1722
Есипов Г.В., историк, Блюментрост Лаврентий Лаврентьевич (Роберт-Лоуренс, Blumentrost Laurentius), доктор, Апраксин Федор Матвеевич (27.11.1661 - 10.11.1728), стольник, воевода Двинской (1693), поручик Семеновского полка (1694), судья Адмиралтейского приказа и губернатор Азова (1700 - 1706), "адмиралтеец" (1700), адмирал (1707), генерал-адмирал (с 1708), граф (с 1709), губернатор Азова (1710), президент Адмиралтейской коллегии, сенатор (с 1717) , Кантемир Димитрий Константинович, князь, Молдавский (Волашский, Волоский) господарь, Толстой Петр Андреевич, начальник Тайной канцелярии, сенатор , Матюшкин Михаил Афанасьевич (1676 – 17.04.1737), родственник П., комнатный стольник П. (ок. 1682), был в первых потешных, учеба на моряка в Италии (1697), майор Преображенского пока, бригадир (1715), генерал-майор (1716), член Военной коллегии (1721), генерал-поручик (1723), командующий Низовым корпусом (до 1726), генерал-аншеф, подполковник гвардии (1725), генерал-губернатор (1730 – 1731). Жена: с. 1721 Софья Дмитриевна (в первом замужестве Яковлева, рожд. Соловьева) (1700 -1767). , Головин Иван Михайлович (господин Бас, Бас)(1672 или 1680 - 1737 или 1738), комнатный стольник, военно-морская учеба в Венеции (1701), полковник, командир полка (до 1709), бригадир (1709), генерал-майор (1712), команди отряда галер при Гангуте (1714),обер-сарваер (1717), командир галерного флота (1721), член Вышнего суда, адмирал (1732), мл. брат А.М.Головина; жена Марья Богдановна (рожд. Богданова) , Голиков И.И., историк , Корчмин Василий Дмитриевич, бригадир , Ушаков Андрей Иванович, генерал , Берх В.Н., историк , Соймонов Федор Иванович, капитан-лейтенант, Волынский Артемий Петрович (1689 – 27.06.1740), солдат (1704), ротмистр (1711), порученец и курьер, генерал-адъютант П., посланник в Персии (1715 – 1718), астраханский губернатор (1719 – 1723?), кабинет-министр (1738 – 1740). Жены: 1-ая с 1722 Александра Львовна (рожд. Нарышкина) (1690-е – 1730); 2-ая Софья Михайловна Еропкина (ум. 1730?). , Левашов Василий Яковлевич, бригадир, Верден Карл Петрович (Фонвердин), фон, капитан-поручик , Цвиркун В.И., историк , Левин Варлаам Саввинович, отставной капитан, старообрядец, Курукин И.В., историк , Поспелов Василий Петрович (Василий, Мишка), денщик П., Ветерани (Ветераний, Витераний, Vetterany) Андрей, бригадир, Барятинский (Борятинский) Иван Федорович князь (1689-конец 1730-х), сын окольн. кн. Федора Юрьевича, поручик, капитан Семеновского полка, полковник (1719),бригадир (1720), генерал-майор (1722), московский генерал-губернатор (1735), генерал-аншеф (1737), жены: Софья Михайловна (урожд. кн. Голицына (1681-1703); Наталия Гавриловна (урожд. Головкина) (1689-1726) , Колумб Христофор, мореплаватель, Веспуччи Америго, мореплаватель, И.Ч., историк, Гольденберг Л. А., историк


Утром П. на шлюпке пришел на гукор Ф.М.Апраксина, отменил приказ о начале движения и начал отмечать праздник. «По отпении часов» стреляли с гукора Ф.М.Апраксина, а потом с лодок, потом Ф.М.Апраксин, П.А.Толстой, кн. Д.К.Кантемир, генералы и бригадиры кушали на судне П., потом были у Ф.М.Апраксина «и всех с райны купали»[1]*. До праздничного молебна П. с Соймоновым на шлюпке отправился рассмотреть место высадки. Камыши мешали рассмотреть берег, и Ф.И.Соймонов шел «не малое время на удачу. У государя не стало терпения, но по счастию открылась прогалина между камышем и за оным был сухой берег. Монарх велел при оном остановиться, но как за мелкостью у берега не могла подойти шлюпка к оному за пять сажен, то Е.в. приказал четверым гребцам нести себя на доске на берег, а г. [Ф.И.] Соймонов поддерживал его». На берегу П. взошел на один из песчаных холмов и тотчас избрал место для лагеря, а прибывшему на другой шлюпке квартирмейстеру В.Д.Корчмину приказал следовать за собой и указал место для стоянки гвардии и других войск. На этом месте поставлена мачта. Ф.И.Соймонова П. послал к Ф.М.Апраксину, чтобы тот отправлял молебен, «учинил бы на всех судах беглый огонь», а потом велел вставать на якоря[2]. П. внес запись в «Собственноручном журнале», что в «6 часу якорь выняли и пошли <…>, и дошли к тому месту, где выходить на берег, недалече от устья Акрагани, на землю <…>, пополудни получена ведомость от [Андрея] Ветерания, что андреевцев побил, их укрепления взял». «Того ж утра ездили на берег и велели лагарь размерять»[3]**. В журнале кн. Д.К.Кантемира отмечено, что стояли у Аграхани-реки, «пред полуднем молебствовали о взятии четырех фрегатов и пальба была со всех судов. После обеда государь купал всех господ на адмиралтейском судне, спущая с  райны и трижды всякого погружая»[4].

Письма и бумаги П.: 1. Запись расходов: гарнизонным астраханским солдатам 99 чел., «которые в нынешнем походе были в гребле на галере Е.в. от Астрахани до Аграханского залива, 100 руб.»[5]; 2. В.Я.Левашову указ выгружать ластовые суда, снимать провиант с разбитых судов, строить укрепление[6]; 3. Именной указ (дата неизв.), переданный А.И.Ушаковым доктору Л.Л.Блюментросту, о выдаче спирта в сосуде для перевозки головы казненного Левина на место преступления, в Пензу[7].

Разные письма и бумаги:1. Сенатский указ о скрывающихся от службы офицерах[8]***;2. Ф.М.Апраксин – К.П.Вердену о немедленной присылке «в бей Аграханский» судов с провиантом[9].

Комментарий.

* По морской традиции, купали новичков, «опуская трикратно в воду на доске посредством блока, к концу райны прикрепленного». Сначала купали И.М.Головина, потом самого П., и т.д. «Весело было смотреть, говорит господин [Ф.И.] Соймонов в своем журнале, как некоторые исправили сию церемонию с крайнею робостию, а всех паче объят был страхом генерал-маиор [М.А.] Матюшкин, всех же бесстрашнее оказал себя бригадир князь Борятинский (кн. И.Ф.Барятинский)»[10]. Как рассказывал впоследствии А.П.Волынский, он отказался пройти потешную церемонию и тем прогневал царя, а вскоре царь побил его тростью ("Изволил наказать меня, как милостивой отец сына, своею ручкою"), когда узнал о потерях русских войск при взятии деревни Андеевская (Ендери, Эндери) считая, что ранее А.П.Волынский его дезинформировал, сообщая о лояльности местных жителей к русским войскам[11].

** Как раз тогда и состоялся знаменитый «имперский разговор» царя с Ф.И.Соймоновым, который описал его так: после того как, с немалым трудом, нашли островок для хранения островных лодок, П. заметил денщику [В.П.] Поспелову: «И все на свете новые места трудами от обыскателей находятся и открываются». Ф.И.Соймонов счел этот момент удобным и «рассудил вспамятовать или упомянуть (что задолго в моей мысли находилося), а именно, о сибирских восточных приморских местах, о Камчатке и о протчих. И для того я, по окончании Е.в. речи к [В.П.] Поспелову, о обыскании новых мест так доносить начал, сколько Христофору Колумбу, а потом и Америкусу Веспуцию в сыскании Америки труда и опасностей было, но не меньше того галанцы и протчие в купеческом их мореплавании, обходя кап Боно Эксперанц (мыс Доброй Надежды – Е.А.), идучи в Восточную Индию, как труды, так и продолжительное время и доныне претерпевают. А как В.в. известно, сибирские восточные места, а особливо Камчатка, от всех тех мест и Апонских, Филипинских островов до самой Америки на западном берегу остров Калифорния, уповательно, от Камчатки не в дальнем расстоянии найтиться может, и потому много б способнее и безубыточнее российским мореплавателем до тех богатых мест доходить возможно было против того, сколько ныне европейцы почти целые полкруга обходить принуждены. Те мои слова Е.в. прилежно все слушать изволил, но как скоро я речь свою окончил, так скоро мне изволил сказать: «Слушай, я то все знаю, да не ныне, да то далеко». И хотя я намерился о том еще в разсуждение доносить, как та дальность за способное от чего быть может, но Е.в. и одного слова мне выговорить позволить не изволил и скоро изволил мне сказать: «Был ты в Астрабадском заливе?». И как я донес: «Был» - на то изволил же сказать: «Знаешь ли, что от Астрабата до Балха и до Водокшана (Бадахшан – Е.А.) и на верблюдах только 12 дней ходу? А там во всей Бухарии средина всех восточных комерцей. И видишь ты горы? Вить и берег подле оных до самаго Астрабата простирается. И тому пути никто помешать не может»[12]. 

*** Возможно, что указ этот вызван указом П. в Военную коллегию из Астрахани (дата неизв.) о ведении строгого учета отставших от войск по разным причинам, неявившихся, скрывающихся, «которые для прикрытия себя, чтоб об них никто не ведал, что они были офицеры, теми офицерскими чинами перестали называться и пишутся дворянами и статскими»[13].

 


[1] ПЖПВ. 1722 г. С. 52-53.

[2] Голиков. ДПВ. 9. С. 156-157.

[3] КПБ. 101. Л. 292; ПСПВПВ. 2. С. 534.

[4] Цвиркун. Димитрий Кантемир. С.330.

[5] Сб. выписок. 2. С. 112.

[6] Берх. Собрание. 3. С. 317-318.

[7] Есипов. Раскольничьи дела. 1. С. 47-48; Есипов. Тайная канцелярия. С. 345-346

[8] ПСЗ. VI. № 4063. С. 753.

[9] МИРФ. 4. С. 320.

[10] Голиков. ДПВ. 9. С. 159-160.

[11] Курукин. Персидский поход Петра Великого. С. 62; Голиков. ДПВ. 9. С. 160-161;И.Ч. Дело Салникеева. С. 114-115.

[12] Гольденберг. Каторжанин. С. 45-46; ГПБ. РО QIV 63. Л.52 об.-53 об.

[13] Голиков. ДПВ. 9. С. 138.


 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.