• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Ранее 09/20.09.1712. Письма и бумаги П.: 1-2. Записка П. о продолжении Померанской компании, «Рассуждение» о Померанской компании




1.09.1712
9.09.1712


 

Письма и бумаги П.: 1-2. Записка П. о продолжении Померанской компании, «Рассуждение» о Померанской компании[1]*.

Комментарий.

*  Приход шведского флота с десантом резко изменил ситуацию в Померании. П. и Август II, а также их министры вели интенсивные переговоры о дальнейших планах действий не только в связи с приходом шведского флота и возможной высадкой с него десанта (датский флот отошел для защиты Копенгагена), но и в связи с приближающейся зимой. Суть «Записки» и «Рассуждения» состояла в том, что операция десантирования на остров Рюген отменяется, необходимо решать проблему провианта для войск, П. не намерен держать в Померании войска и оставаться в случае ухода саксонцев в Польшу; для успеха под Штральзундом (который «уморить теснотою» из-за открытого выхода в море невозможно) необходимо прибытие датских войск, без которых атака на Штральзунд затруднительна; в случае десанта шведов в Гданьск саксонские и русские войска уходят из Померании в Польшу. Из текста петровских документов видно, что Северный союз трещал по всем швам и П. стремился скрепить его сближением с Августом II, которому был обещан (и передан) Эльбинг и которому П., в сущности, передавал руководство возможной атакой на Штральзунд («предается в волю Королевского величества Полского, которую крепость изволил бы Е.в. отаковать своими и нашими помощными войсками»)[2]. Вообще, из многих документов не ясна позиция, которую занимал П. во время Померанской операции, из-за чего у союзников и возникали подозрения, что царь «оной союз содержать не хочет, но один себя оборонять» намерен. Неясности возникали из-за позиции П., который, с одной стороны, действовал совместно с союзниками, а с другой не хотел активного (или лидирующего) участия в Померанской операции, считая, что он свой долг перед союзниками уже выполнил, выделив вспомогательный корпус кн. А.И.Репнина. Он ссылался на то, что проблема взятия Штральзунда целиком лежит на датчанах и саксонцах, ибо по всем соглашениям «ежели русские войска и не будет, то однакож действа в Померании однем их величествам чинить. И тако Ц.в., кроме обещанных (вспомогательных кн. А.И.Репнина – Е.А.) войск, обещания не имеет». Далее, он считал, что «сюды с прибавочным войском пришел, кроме обязания, но з доброй воли и усердия к своим алиртам», и что они его должны благодарить, а не оставлять один на один со шведами. Перспектива оставаться в Померании со всеми войсками беспокоила, чтобы не сказать, пугала царя. Кроме трудностей с провиантом, он не хотел быть отрезанным в Померании, имея, с одной стороны, Штральзунд с усилившимся до 27 тысяч солдат (после десантирования шведов) гарнизоном, а с другой стороны – шведский Штеттин. Поэтому в одном месте он приводит пример с принцем Евгением Савойским, который «видя, что опасно оному так блиско силного неприятеля быть, и дабы не был отрезан, ретировался к своим крепостям». В другом месте П. прямо пишет, что одним русским войскам (в случае ухода саксонцев в Польшу) остаться невозможно, чтобы не быть «отрезану <…> от своего отечества», и что он не обязан «себя в такую опасность вринуть так удаленно от своих краев, в которыя уже неприятели действительно вступают (намек на возможный десант в Курляндию – Е.А.), к тому ж не имея здесь фута», т.е. плацдарма, крепости. В ответах на вопросы Августа II после 09.09 о продолжении операции П. пишет, что проведение ее было бы возможно, если бы Штеттин был взят. Теперь же, «не имея ни одной фортеции з доволною артиллериею, то никоим образом возможно на такой азард поступать, ибо во время зимы не будет ни единой дефилеи, и когда на сих изнужденных людей неприятель нападает и какой авантаж получит, то куды могут ретироватца?»[3]На совещаниях с саксонацами обсуждался промежуточный вариант сохранения контингента русских войск поблизости от Померании, а именно, передислокация их в Мекленбург. П. считал, что это невозможно, ибо это уже территория империи, «и тем задрать Германию можем», да и Август II этого делать не советовал[4]. После переговоров П. все же пошел навстречу Августу II и обещал, при отъезде своем в Карлсбад, оставить под его командованием в Померании 20 тыс. солдат и обеспечить их пополнением и амуницией. Из этого документа, датированного не ранее 10.09, мы узнаем о намерении П. «для лечении и соблюдения здравия своего» отправиться на воды в Карлсбад[5].

 


[1]ПБП. 12-2. № 5507, 5508. С. 106-109.

[2]ПБП. 12-2. С. 109.

[3]ПБП. 12-2. С. 111.

[4]ПБП. 12-2. С. 106-109.

[5]ПБП. 12-2. С.113.


 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.