• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Наука, меняющая мир

Успешные выпускники НИУ ВШЭ – Санкт-Петербург в юбилейный год родного кампуса делятся мечтами юности и рассказывают о том, как воплощали их в жизнь. Опыт Ярослава Болдинова пригодится будущим юристам.

Наука, меняющая мир

Ярослав Болдинов окончил Питерскую Вышку по специальности «Юриспруденция» в 2014 году. А сегодня сам преподает «Административное право» бакалаврам своей Альма-матер и работает в Конституционном суде Российской Федерации. В интервью редакции портала он рассказал, о какой карьере мечтал, учась в университете.

– О чем вы мечтали студентом, когда только поступили на юридический факультет?

– Мы с моими однокурсниками, теперь уже с коллегами, мечтали, прежде всего, о том, что  мир вокруг нас, благодаря нам и нашим усилиям, станет каким-то другим: более соответствующим нашим идеям и концепциям,  которыми мы тогда болели. Этими концепциями нас заражали наши преподаватели.

В тот момент я и несколько моих хороших товарищей были замечены нашим заместителем декана, как перспективных для занятия научной деятельностью. Это полностью совпадало с моими интересами, поскольку я любил и люблю науку. Нам с ребятами очень нравилась жизнь полная конференций, докладов и выступлений. Нравилось что-то придумывать и, естественно, был азарт проверить,  можно ли наши идеи как-то воплотить в жизнь. Хотелось попробовать превратить замыслы во что-то реальное, меняющее нашу жизнь. И профессия юриста для этого самая подходящая.

Представьте себе настольную ролевую игру DND. Она интересна тем, что там есть фигура мастера - человека, который, стараясь не слишком вмешиваться в суть игры и действия персонажей, следит за тем, чтобы правила физики этого мира сохранялись. По сути, профессия юриста – это то же самое. Только есть еще возможность эти правила физики немного менять. То есть, если ты видишь, что они мешают людям жить, у тебя есть возможность корректировать их соответствующим образом.  Мне и моим сверстникам тогда казалось, что мы все это сможем.

– А почему именно наука? Обычно многие мечтают стать известными адвокатами или о чем-то подобном.

– Меня никогда всерьез не привлекал образ большого адвоката или большого чиновника. Мне как раз всегда хотелось заниматься «тканью» моей дисциплиной как ученому, и, именно как ученому, в Аристотелевском смысле неким образом внедрять свои мысли в жизнь. Естественно я мечтал об этом, буквально был этим окрылен.

Хороший симбиоз талантливых ученых  и практиков, преподававших у нас, не давал нам превратиться в сказочников, при этом мы не становились и просто рабочими машинками, которые хорошо понимают, как это  работает, но не представляют, как могло бы быть иначе.

Подготовка и вдохновение, полученные в Высшей школе экономики, будучи студентом,  стали моим фундаментом в последующей жизни.  Вся моя карьера складывается так, что мои желания, иногда на первый взгляд невероятные,  воплощаются в реальность.  И это очень приятно. Я воспринимаю это как знак, что я иду правильной дорогой.

– О чем мечтаете сейчас?

– Знаете, наверно, это желание еще больше высунуться из окошка. Поясню. Когда ты учишься, тебе кажется, что ты хорошо понимаешь мир за окном. Потом начинаешь работать и осознаешь, что ты был знаком только с двухмерной картинкой, и она слабо отражает действительность. Вновь возникает ощущение, что теперь ты точно знаешь мир, ты же теперь не смотришь в окно, но оказывается, ты всего лишь стоишь на балконе, и ты еще не знаешь мир. Просто он стал для тебя трехмерным. Ты увидел, что есть что-то внизу, что-то сверху, есть люди, с которыми так или иначе взаимодействуешь. Но ты сам при этом первое время не понимаешь, насколько другими они могут быть.

Позже, наработав некоторый опыт, столкнувшись с  проблемами, выбором, прежде всего моральным, ты вновь думаешь, что  теперь-то точно знаешь мир. Но есть же еще физика, химия, биология! И этот путь от античной философии к современной науке с ее открытиями самых мелких частиц, с правилами их взаимодействия.

Я понимаю, что я еще достаточно  молодой специалист и исследователь. Конечно, мне хочется узнать больше, дотронуться рукой до чего-то такого, до чего еще никто, как минимум, в нашей стране, не дотрагивался.

– А какова сфера ваших научных интересов?

– Я исследую антимонопольное регулирование энергетики. Конечно, с моей точки зрения, многие существующие у нас институты можно было бы сделать эффективнее. У меня есть определенные идеи, и я хочу понять,  как они на практике сопрягаются с существующей реальностью. Наверное, сейчас это моя главная профессиональная мечта. Хотя, возможно, она звучит излишне амбициозно.  

Очень радуют нынешние студенты. От своих коллег из других вузов я слышу разные отзывы. Но в своих студентах я уверен. Они постоянно участвуют в конкурсах, хотят чего-то большего. Это не алчность или желание быть лучше других. Это действительно желание узнать больше, жажда профессии. Я всегда постулировал мысль, что мир был бы идеальнее, если бы каждый занимался тем, что ему действительно нравится, действительно мотивирует его к новым высотам, достижениям.

Я смотрю на наших студентов и мне приятно осознавать, что они пошли дальше, чем я. Когда я был студентом, для меня пределом мечтаний были выступления на международных конференциях в других городах. Сейчас наши студенты берут призовые места в крупных международных конкурсах. Это большой прогресс. Это хорошо для них и для нас, как для людей, которые будут в том жить в мире, где правила игры, о которых я говорил,  будут создавать наши сегодняшние ученики.

Я вижу в этом, в том числе и исполнение одного из моих сокровенных желаний – работать и учить людей, которые действительно хотят учиться.

Кстати, о тех мечтах, которые были и есть.  Мечта, которая сбылась, – вернуться в Высшую школу экономики уже преподавателем. Я действительно этого хотел.  Студентом я смотрел на своих преподавателей, мне очень хотелось быть с ними в одном ряду, ведь это умнейшие и достойнейшие люди. И сейчас возможность ходить с ними по одним коридорам, беседовать с ними, обмениваться мнениями – это бесценно.