• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Этнические и религиозные различия на молодежных культурных сценах

21 октября 2016 года в Центре молодежных исследований НИУ ВШЭ (ЦМИ) состоялся семинар «Этнические/религиозные различия на молодежных культурных сценах: практики и идентичности». Мероприятие проходило в рамках проекта «Созидательные поля межэтнического взаимодействия и молодежные культурные сцены российских городов» (2015-2017), поддержанного Российским научным фондом. Семинар позволил познакомиться с первыми эмпирическими результатами этого проекта.

Этнические и религиозные различия на молодежных культурных сценах

В ходе семинара сотрудники ЦМИ поделились с остальными участниками своими методологическими находками и полевыми сложностями, обсудили новые подходы к изучению межэтнического/межрелигиозного взаимодействия и  представили доклады об отдельных молодежных сообществах.

В основу исследований легли результаты анкетирования в СУЗах и ВУЗах, в качестве объекта исследования выступила молодежь 18-22 лет, всего опрошено 3200 респондентов в 4х городах (Санкт-Петербург, Ульяновск, Казань, Махачкала по 800 анкет в каждом городе). Также были проведены интервью с молодежью, представителями молодежных сообществ, в возрасте от 18 до 25 лет (всего 160 интервью), 9 фокус-групп и съемка исследовательского кино о молодежи Дагестана.

Из доклада «Концепт сцены в контексте актуальных академических дискуссий. Региональные различия городских молодежных культурных сцен», представленного директором Центра молодежных исследований Еленой Омельченко и младшим научным сотрудником Святославом Поляковым, следует, что во всех четыре исследованных городах наиболее распространенными группами по культурным практикам в среде молодежи являются футбольные фанаты, любители настольных игр и велолюбители.  Хотя в Махачкале не представленными оказались велосипедисты, вместо них в эту пятерку вошли активные мусульмане. Согласно результатам проведенных исследований молодежь Санкт-Петербурга и Казани оказалась в большей степени вовлечена в глобальные тренды субкультурного характера, вследствие чего в популярные группы «вошли» достаточно «нейтральные» субкультурщики гики, геймеры и аниме. В Санкт-Петербурге в их число также попали рокеры.

Один из важных выводов, к которому пришли исследователи, состоит в том, что в определенной степени происходит маргинализация «традиционных» субкультур. Они  вытесняются практиками, не связанными со строгой приверженностью к определенному стилю одежды/музыки, а также практиками «закрытых» сообществ.
Омельченко Елена Леонидовна

Директор Центра молодежных исследований

 
«Среди других интересных находок можно отметить актуальное присутствие религиозного фактора, как важной составляющей ключевых молодежных сообществ в Махачкале и Казани, а также популярность ЗОЖ активизма. Далее, хипстеры, как один из ярких медиа «героев» молодежных культурных сцен – узнаваемой и популярной фигурой оказался только в Санкт Петербурге,  тогда как в Казани и Ульяновске – хипстеры практически не заметны на молодежных сценах, а в Махачкале и вовсе попадают в зону невидимости. Для понимания этих феноменов требуется детальный анализ социально демографической составляющей этих групп, что будет сделано позже. В трех городах (в отличие от Санкт Петербурга), особенно в Махачкале, выделяется сильная позиция дворового спорта (турникмены, вокаут), а также БПАН (сообщество молодежи вокруг машин с низкой подвеской: Без Посадки Авто Нет). Это преимущественно мужские группы, с характерными для них ценностями жесткой маскулинности и патриархатного гендерного порядка, что подтверждается и данными качественного исследования.

В ходе анализа общих профилей молодежных культурных сцен четырех городов мы обнаружили некие  стилевые коалиции, в которые вошли наиболее близкие по степени популярности и принятия сообщества. Так, во всех четырех городах к ним можно отнести:

Аниме – k-pop: объясняется схожестью стилевых субкультурных корней солидарностей и значимыми для участников практиками, сопряженными с культурным, медийным и историческим (страновом) контентом, а также значимостью воображаемой аутентичности.

Гики – геймеры: объясняется ключевой ролью материальной составляющей коммуникации – компьютер, цифровые компетенции, сверх включенность в глобальные тренды Digital - современности.

Геймеры - аниме - k-pop (во всех городах, кроме СПб). Здесь важным становится игровая составляющая коммуникации, перфомативность и театральность сообществ.

Велолюбители – настольные игры:  здесь важным становится разного типа уход/побег от формальных активистских вовлеченностей, при наличии определенного социального капитала. Этим объясняется, в частности, незначительное присутствие велолюбителей на махачкалинской сцене.

Эти исследовательские находки, очевидно, требуют дальнейшего анализа, в частности в сопоставлении этих конфигураций сцен с конкретными местами и практиками сообществ, а также с выявлением социально демографического и этнорелигиозных профилей как отдельных групп, солидарностей и субкультур, так и обнаруженных нами кластеров, субкультурных и стилевых концентраций в контекстах таких значимо различающихся локальных пространств городских молодежный сцен четырех российских городов».

Также в ходе семинара был представлен интересный опыт съемки социологического документального кино. Аналитик Центра молодежных исследований Дмитрий Омельченко представил свой опыт работы с камерой в поле, осветив в своем докладе такие аспекты, как этика, эстетика и визуальный материал.

Основным аспектом внимания в его работе стало обсуждение различных вопросов визуальных исследований и того, чем они могут быть полезны современным гуманитарным наукам, в частности, социологии.



Дмитрий на своем опыте недавних съемок документального фильма в Махачкале поделился своим взглядом на социологическое исследовательское кино, описав также вкратце существующий научный дискурс относительно визуализации социологических исследований. Параллельно он рассказал об этапах производства фильма, технической/креативной стороне работы и о том, как это вписывается или может вписываться в парадигму качественных исследований. 

С точки зрения автора этические вопросы заслуживают пристального внимания, необходимо соотнесение этики документалиста и этики социолога.  Важно добиться правильной визуализации с точки зрения профессии режиссера, но при этом ни в коем случае не исказить ту информацию, которую передает поле. Нужен параллельный анализ работы оператора, монтажера и интервьюера. 
Омельченко Дмитрий Анатольевич

Аналитик Центра молодежных исследований

«По сути, документалист перестает быть инородным телом после достаточно короткого времени пребывания в поле. В зависимости от специфики исследуемой группы, ее открытости и общительности ее членов, камеру перестают замечать через день – три после ее появления. Камера зачастую служит сподручным социологу инструментом, не только по причине технического совершенства, т.е. способности выполнять намного более широкий спектр задач, чем тот же диктофон, но еще и по причине возможности предоставления некоей трибуны для респондентов. Этика социолога говорит о сплошной анонимизации получаемого качественного материала, когда же мы изучаем сообщества с внутренней повесткой, сообщества которые стремятся о себе заявить, то анонимизация становится не только ненужной, она иногда мешает открытости поля для изучения. Лидеры и последователи большинства молодежных объединений с удовольствием говорят о себе на камеру, с удовольствием демонстрируют свои практики. И если поначалу имеют место быть некоторые преувеличения своих достижений или популистские заявления, то через обозначенные день - три нахождения камеры рядом с собой, они улетучиваются и респондент чувствует себя совершенно естествен. Уже не замечая или не реагируя на камеру, как на что-то чуждое в своей повседневности». 

Также на семинаре были представлены доклады социологов из Казани Алибины Гарифзяновой и  Бикмухаметовой Зухры, которые рассказали о татарском пост-роке и  этнокультурной музыкальной сцене Казани. Святослав Поляков в своем докладе проанализировал способы репрезентации этничности и религиозности в контексте workout сообщества Махачкалы.  Алена Кравцова и Юлия Андреева представили доклад  о молодежном активизме в Казани.

Наталья Гончарова и Ольга Елкина рассказали о результатах анкетного опроса проекта.

Участники семинара из  РАНХиГС  – Дина Лободанова и Илья  Стариков представили модели адаптации северокавказских студентов в Москве; презентация Константина Галкина была посвящена медицинским вузам как площадкам позитивного межэтнического взаимодействия. Васильева Надежда и Майборода Алина рассказали о том, как понимается ИГИЛ молодыми дагестанцами.

Отдельный блок семинара был посвящен анализу  теоретических и методологических подходов к пониманию молодежных сообществ, где выступили Елена Омельченко с докладом «Концепт сцены в контексте актуальных академических дискуссий. Региональные различия городских молодежных культурных сцен». Юлия Андреева поделилась тезисами будущей статьи о мигрантских сообществах в городе.

Гюзель Сабирова рассказала о молодежных культурных сценах как местах де/проблематизации этнических и региональных идентичностей.  Завершил основную программу семинара доклад  Искандера Ясавеева на тему:  «Социолог как участник: от конструкционизма к конструкционистской публичной социологии».