• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
ФКН
Книга
Этнокультурная трансформация постсоветского пространства: факторы, тренды, перспективы

Данилкина Н. В., Ермолин И. В., Иванов И. А. и др.

Псков: Псковский государственный университет, 2022.

Глава в книге
Artificial Intelligence Development Strategies

Serova E.

In bk.: Proceedings of the British Academy of Management Conference BAM 2022. Manchester, UK. British Academy of Management, 2022. P. 1-12.

Препринт
Cultural Modernisation And Film Industry: Naked Facts From IMDB

Violetta I. Korsunova, Olesya V. Volchenko.

Sociology. SOC. Высшая школа экономики, 2021

Открытая лекция «Социальная структура провинциального общества» и презентация новых монографий профессора НИУ ВШЭ Юрия Михайловича Плюснина

Уважаемые студенты и преподаватели, 

Приглашаем Вас на открытую лекцию Юрия Михайловича Плюснина, профессора кафедры местного самоуправления департамента политики и управления факультета социальных наук НИУ ВШЭ, заместителя заведующего проектно-учебной лаборатории муниципального управления. 

Лекция «Социальная структура провинциального общества» состоится 12 октября в аудитории 401 корпуса НИУ ВШЭ на Набережной Канала Грибоедова, д. 123 А. 

Начало в 14:40.

На лекции будут представлены две новые монографии:

  1. Plusnin Ju. Russian provincial Society. An Empirical Analysis. Springer, Cham, 2022. 374 p.
  2. Плюснин Ю.М. Социальная структура провинциального общества. М.: Commonplace: Фонд социальных исследований «Хамовники», 2022. 448 с. 

 

Предлагаем ознакомиться с тезисами выступления и ждем Вас на мероприятии.

Монографии опубликованы в начале 2022 года и посвящены русскому провинциальному обществу. В английской версии сделан акцент на проблему социальных трансформаций в условиях политического перехода; значительное внимание уделено местной неформальной экономике. В русской версии большее внимание локальной социальной структуре местных сообществ.

Автор разработал оригинальную концепцию дополнительности социальных структур: задаваемой государством сословной структуры общества и исходящей снизу – низовой структуре общества. Они взаимопроникают друг в друга, но не замещают друг друга и не смешиваются. Социальная структура анализируется в трёх аспектах: (1) территориальном (обитание), (2) социальном (бытование) и (3) экономическом (хозяйствование).

Предложены операциональные дефиниции «провинциального общества» и «местного общества».

Методологический подход к исследованию социальной структуры строится на принципах релятивизма и гетерархичности, что коренным образом отличает её от общепринятой. Это определяет маргинальность авторской социологической позиции. Методология качественного исследования: каждое местное общество, взятое в целом, наблюдается как case-study. Два метода применены тотально: (1) непосредственное наблюдение in-situ и (2) интервью (этнографическое). Количественные методы применяются как вспомогательные.

Эмпирическая база представлена 174 полевыми исследованиями (экспедициями) в период 1984-2022. Непосредственные наблюдения автора проведены в более чем 500 местных обществах (что составляет около 1/3 из 1700 провинциальных обществ, выделяемых в административных границах). Исследования концентрировались в 285 местных обществах, рассеянных на территории 54 из 81 регионов. Из общего количества для анализа выбраны 142 общества основного списка; 143 составили дополнительный список.

Основу эмпирического анализа составляют разработанные 3 независимых типологии местных обществ: (1) по длительности непрерывного существования местного общества (древние, старые, молодые); (2) по степени пространственной изоляции (изолированные – турбулентные общества); (3) по причинам возникновения и развития (естественное или принудительное). В результате выделено ожидаемых 18 типов, из которых 5 не репрезентируются ни одним обществом. Оставшиеся 13 типов в конечном счёте сводятся к 6 типам, а эти последние к 4-м типам обществ.

Благодаря созданной типологии автором описана провинциальная социальная структура по отдельным компонентам: структура территории местного общества, социально-экономическая структура (основу которой составляют промысловые практики населения) и собственно социальная структура, выстраиваемая на родственно-соседских отношениях. Формирование этой последней идёт двумя путями: (1) разнородности насельников (механизм агломерации) и (2) разновременности вселения на территорию (механизм агглютинации). Локальный социальный статус человека определяется факторами социальными (влиятельность), этногенетическими (принадлежность к клану), политическими (формальный властный статус) и экономическими (денежные доходы и  располагаемые ресурсы).

Социальная структура не атомарна (аномична) и не иерархична, но является реляционной и гетерархической. Изложенная авторская концепция есть, таким образом, структуралистская деконструкция «социального организма», каковым нам представляется российское местное провинциальное общество.

С уважением, Ваш департамент социологии.