• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Статья
Pro-life vs. pro-choice in a resurgent nation: The case of post-Soviet Armenia

Sofia Lopatina, Kostenko V., Ponarin E.

Frontiers in Political Science. 2022. Vol. 4.

Глава в книге
Following the Lead When Nothing is Certain? Exploring the Image of Russia in Kazakhstani and Ukrainian Digital News Media

Prytkova Anastasia, Pashakhin S., Koltsov S.

In bk.: Digital Transformation and Global Society. 6th International Conference, DTGS 2021, St. Petersburg, Russia, June 23–25, 2021, Revised Selected Papers. Springer, 2022. P. 375-388.

Препринт
Cultural Modernisation And Film Industry: Naked Facts From IMDB

Violetta I. Korsunova, Olesya V. Volchenko.

Sociology. SOC. Высшая школа экономики, 2021

Публикационная активность? У нас она есть!

 Надежда Нартова в соавторстве с Франческой Стелла, опубликовала статью о сексуальности в современной России

Публикационная активность? У нас она есть!

 

Статья вышла в сборнике Sexuality, citizenship and belonging: trans/national and intersectional perspectives, London:  Routledge 2016 и называется “Sexual citizenship, nationalism and biopolitics in Putin’s Russia” (Сексуальное гражданство, национализм и биополитика в Путинской России).

Авторы статьи рассуждают об ограничениях в сексуальных и репродуктивных правах современной России основываясь на дискурс-анализе законодательных документов и медиа источников. В научной работе аргументируется, что все ограничения оправдываются национальным интересом и государственными биополитическими целями увеличить популяцию и улучшить здоровье нации. Ограничения на аборты ставят перед собой цель увеличить показатели рождаемости и оптимизировать женские репродуктивные функции; закон о «пропаганде гомосексуализма» ориентирован на воспитание психологически и морально здоровой молодежи в стране, путем усиления позиций «традиционных» семейных ценностей. На идеологическом уровне, такие ограничения конструируют особые модели материнства, взаимоотношение и семьи как легитимных и «традиционно» российских. И тут, авторы отмечают важность осознания того факта, что «традиционные российские ценности» противопоставляются «сексуальной демократии Европы», особенно что касается однополых отношений. На международной арене Россия все чаще демонстрирует себя, как бескомпромиссного традиционалиста и защитника семейных ценностей, а на арене внутренней эти же самые ценности используются для фиксации определенных значений для определения национальной идентичности. В процессе популяризации определенных сексуальных и гендерных нормативов, женщины в первую и главную очередь оцениваются как репродуктивный ресурс нации, хотя не все модели материнства и семейных отношений одинаково легитимны, а негетеросексуальные граждане определяются как девиантные.