• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ

Деловой Петербург. 4 октября 2013

На протяжении нескольких лет социолог проводил исследования мигрантов Петербурга и городов Ленинградской области, были . Даниил Александров, социолог и заместитель директора по науке НИУ ВШЭ - Санкт-Петербург, вообще сомневается, что замена мигрантов- дворников гражданами России была целесообразной... 

Деловой Петербург, Санкт-Петербург, 4 октября 2013 6:00:00

Автор: ГРИГОРИЙ НА БЕРЕЖНОВ, news@dp.ru

Владимир Путин вчера предложил ограничить сферы трудовой деятельности мигрантов. "ДП" изучил опыт одного из районов Петербурга - а по сути отдельного города, - где этим занимаются уже несколько месяцев.

Аргументы сторонников и противников мигрантского труда озвучены много раз и хорошо известны. Одни уверяют, что местных работников на такие зарплаты не найти, а даже если и найдешь, то они окажутся пьяницами и разгильдяями.

Противники этой точки зрения считают, что рабский труд выгоден лишь некоторым работодателям, при этом издержки от нашествия миллионов гастарбайтеров для всех остальных столь велики, что ситуация требует незамедлительного и кардинального вмешательства. Практика - критерий истины.

Глава Кронштадта Терентий Мещеряков летом 2013 года объявил, что начинает эксперимент по замене дворников-гастарбайтеров на дворников местных.

Корреспондент "ДП" отправился на место, чтобы посмот реть, что из этого вышло.

Дворник в шляпе

"С нашими дворниками можно хоть договориться о чем-то. Когда мигранты пришли, у нас стали инструменты пропадать. Думали - куда?

Пошли в металлоприемник - а они сдали туда ломы, лопаты, тачки. Все забирали несколько раз. Только с одними наладишь контакты, а они уезжают, и другие сразу же приезжают", - жалуется мне дворник Сергей Петрович. У него клетчатая шляпа и темные очки. "Да я вчера в кепке был. А сегодня тепло, солнце, листву грузим, и я в шляпе. У меня их пять штук", - поясняет он.

В мае в Кронштадте сменилось руководство - на пост главы района пришел Терентий Мещеряков.

В июне он объявил об эксперименте по замене всех дворников-мигрантов гражданами России. "Исторически в Петербурге профессия дворника считалась почетной и ответственной.

Обход

А каждый житель дома знал своего дворника по имени. Уверен, что эту традицию надо возродить", - объяснял тогда глава района.

Дальше эксперимент развивался так: 1 июля на двух участках мигрантов заменили на граждан России. Уже в конце июля в городских СМИ стала появляться информация о том, что жители недовольны качеством уборки и просят вернуть им дворников-мигрантов. Жители указывали, что дворники-узбеки старались и делали работу до тех пор, пока не закончат, а новые русские уходили со смены "едва только пробьет четыре вечера".

В конце июля прокуратура Кронштадтского района даже провела "комиссионный объезд" прозвучавших проблемных адресов. В официальном сообщении подчеркивалось: "Фактов некачественной уборки придомовой территории и лестничных клеток не выявлено".

Повторяю путь прокуратуры. Обхожу дворы один за одним, но недостатков в уборке действительно нет - все чисто, мусор убран, листья подметены. Больше всего жители жаловались на уборку по адресу: Флотская ул., 12-14. Но и здесь все в порядке. Дворника Ольгу Паньвинскую застаю за уборкой листьев: "Завтра машина приедет, надо успеть собрать". Ольга работает месяц, по ее словам, соседние участки раньше тоже пустовали, но сейчас все поменялось: "Приехали два парня из Мурманска. Им жилье дали, работу, вот и работаем вместе теперь".

Последнего оставшегося в Кронштадте дворника-мигранта Щезота Мураева я встречаю после долгих и безуспешных поисков: "Я из Узбекистана, в Кронштадте 3 года, но договор истекает и я скоро уеду домой".

- А вы где работали?

- "Бона". Компания. Сказали, что увольняют.

Щезот прав. До начала массового набора дворников в Кронштадте 35 человек работали в клининговой компании "Бона". Она по договору подряда оказывала услуги по уборке улиц.

Сотрудники компании - в основном мигранты из Средней Азии - закрывали половину площадей города.

Сокращение мигрантов происходило постепенно. Для этого единственная управляющая компания - ООО "Жилкомсервис Кронштадтского района" - постепенно переводила участки в собственное пользование.

Заместитель руководителя Жилищного агентства Кронштадтского района Николай Платонов объясняет: "Мы поняли, что работать с другой компанией невыгодно. Вот пример: делаем объезд территории, собираем мнения жителей, пишем кучу бумаг, потом смотрим, чтобы клининговая компания получила письма с претензиями, выполнила предписания. Начинаются издержки, сбои в работе, неоплаты. Для выяснения отношений надо держать еще юристов, а им тоже надо платить деньги. Получается, что, привлекая стороннюю компанию, которая использует работу трудовых мигрантов, мы вынуждены увеличивать собственный штат".

Новым сотрудникам в управляющей компании предоставили жилье. Зарегистрировали их в комнатах в общежитии бывшего Морского завода. Но, как ни удивительно, на привлечение дворников-россиян каких-то дополнительных расходов не потребовалось.

"Затрат фактически не было. Смотрите, расклад такой... Жилье и так находится в распоряжении администрации, и без дворников оно фактически простаивало. А тут его сдают дворникам и хоть как-то отбивают. Максимум расходов - это печать объявлений о наборе дворников. Более того, дворники получают ровно столько же, сколько получали сотрудники клининговой компании раньше. Поэтому увеличивать зарплатный фонд тоже не понадобилось", - рассказал Кирилл Смирнов, советник Терентия Мещерякова.

В Кронштадте уверяют, что вопрос гражданства новых работников играл второстепенную роль. Просто мигранты по закону могут работать только 1 год, а потом должны уехать. Гарантий же, что они вернутся на старое место, нет.

Лукавые цифры

Может ли кто-то повторить эксперимент маленького Кронштадта? Даниил Александров, социолог и заместитель директора по науке НИУ ВШЭ - Санкт-Петербург, вообще сомневается, что замена мигрантов- дворников гражданами России была целесообразной. На протяжении нескольких лет социолог проводил исследования мигрантов Петербурга и городов Ленинградской области, были опрошены жители 300 дворов.

"По результатам этих исследований узбеки-дворники лучше заботятся о многих аспектах коммунальной жизни в том дворе, в котором они работают, - рассказывает Даниил Александров. - Этому есть разные причины. С одной стороны - традиционные ценности узбеков, приезжающих сюда: уважение к старшим, склонность к чистоте. Более того, они приезжают сюда интегрироваться, настроить отношения с местным населением, и они больше заботятся о том, как выглядит двор. В первый раз я столкнулся с этим на примере узбека-водопроводчика. Казалось, что местные бабушки впервые увидели идеального советского дворника - не пьет, заботится, обо всех помнит".

Но даже если забыть про советские идеалы, то результаты эксперимента города-острова в масштабах всего Петербурга будет повторить сложно.

"Если взять политическую волю, то заменить дворников-мигрантов российскими гражданами вполне возможно. Но есть вопрос: а где взять всех этих граждан?" - риторически замечает Сергей Болдырев, директор программ международного альянса "Трудовая миграция".

Сколько сейчас в России трудовых мигрантов, ни природе, ни тем более статистике не известно. В июле 2013 года глава ФМС Константин Ромодановский оценил их количество в 3,5 млн человек, из которых лишь около половины работают легально. Оценка отдела народонаселения департамента ООН по экономическим и социальным вопросам гораздо выше - 11 млн человек всего. На Петербург приходится, по разным оценкам, от 200 тыс. до 1 млн человек.

Все эксперты, приводя какие- то цифры, касающиеся мигрантов, обязательно замечают, что данные очень приблизительны. В зависимости от политической необходимости данные объявляются то завышенными, то заниженными. Зато можно оценить, сколько потребуется россиян, чтобы закрыть традиционные мигрантские вакансии.

К примеру, известно, что в одном из самых маленьких районов - Центральном - в 2011 году было 836 ставок дворников. Если предположить, что в других, более обширных районах, их не меньше, то получается, что во всем городе работает не менее 15 тыс. дворников.

Другая популярная среди мигрантов отрасль - строительство. Здесь, по данным Министерства труда и социальной защиты, на 2014 год Петербург запросил квоту на строительных рабочих в размере 7 тыс. человек, Ленинградская область - 8,7 тыс. Однако если учитывать максимальные оценки числа нелегалов в Петербурге, то на строительном рынке (включая ремонтные и дачные работы), по мнению экспертов, может насчитываться 100-120 тыс. мигрантов.

В торговле иностранцам работать в России то запрещают, то разрешают, то вводят квоты, то их отменяют. Реальную картину показывает лишь поход в любой магазин или на рынок. Если опираться на оценки главы петербургского УФМС Елены Дунаевой, то в петербургской торговле занято минимум 40 тыс. мигрантов. Неофициальные цифры конечно же выше и могут достигать 100 тыс. человек и более.

Среди работников транспорта процент мигрантов тоже традиционно высок. На конец 2012 года, по подсчетам комитета по труду и занятости Петербурга, водителями в городе работали порядка 12,5 тыс. иностранцев. По подсчетам самих транспортников, количество мигрантов-водителей в Петербурге составляет 50% от общего числа.

Возможно ли заменить всех этих людей на россиян? Все эксперты указывают не только на необходимость для этого политической воли, но и на экономическую подоплеку вопроса.

Вице-президент СРО НП "Объединение строителей Санкт-Петербурга" Алексей Белоусов приводит в качестве примера родной ему строительный рынок. Средняя зарплата рабочих по рынку - 30 тыс. рублей.

С каждого рубля работодатель платит 51 копейку налогов: "Понятно, что, как только работник становится нелегальным, эти деньги работодателю платить не надо, и он их экономит".

То есть в конечном счете все упирается в исполняемость законов. Для исполнения которых требуется все та же политическая воля.

P.S.

Щезот, последний кронштадтский дворник-мигрант, уезжать насовсем из России не хочет. После отпуска дома хочет вернуться: "Куда-нибудь пойду. Пока еще не думал".