• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Центробанк объявил большую чистку

фонтанка.ру. 1 октября 2013

Новое руководство Банка России, наделенного с 1 сентября функциями мегарегулятора финансового рынка, обозначило приоритеты в надзоре за деятельностью коммерческих кредитных организаций. Свой комментарий по этому поводу дала Елизавета Марковская, доцент кафедры финансовых рынков и финансового менеджмента НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге.

Новое руководство Банка России, наделенного с 1 сентября функциями мегарегулятора финансового рынка, обозначило приоритеты в надзоре за деятельностью коммерческих кредитных организаций. Такая политика позволяет чиновникам практически за любую оплошность заморозить операции любого банка, в том числе запретив его клиентам проводить платежи, снимать деньги и забирать вклады. В первую очередь карательные санкции планируется проводить против кредитных организаций, «вовлеченных в проведение сомнительных операций», а возможно – и предлагающих высокие ставки по депозитам граждан.

Юридически подписанное главой Центрального банка РФ (Банка России) Эльвирой Набиуллиной письмо вступило в силу только 29 сентября, но жертвами проводимой ею новой политики стали уже четыре коммерческих кредитных организации – в день опубликования документа лицензии были отозваны у Трансинвестбанка, Бизнесбанка, АКБ «Басманный», а вчера – у банка «Пушкино». Почти во всех случаях одним из поводов для применения карательных санкций стали «сомнительные операции» клиентов, в том числе связанные с выводом денежных средств за границу и фиктивным импортом.

В поисках врагов народа

Действующий уже почти 12 лет закон о противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов возлагает на банки обязанность контролировать сделки клиентов, в том числе по определенным критериям выявлять сомнительные операции, проверять плательщиков и получателей на причастность к террористическим группировкам, наличие высокопоставленных иностранных родственников и так далее. Хотя прописанные в законе критерии остаются очень расплывчатыми – банки должны определять сделки, имеющие «необычный характер и признаки отсутствия явного экономического смысла и очевидных законных целей, которые могут проводиться для вывода капитала из страны, финансирования «серого» импорта, перевода денежных средств из безналичной в наличную форму и последующего ухода от налогообложения, а также для финансовой поддержки коррупции и других противозаконных целей».

Только в минувшем году банки направили в «финансовую разведку» (Росфинмониторинг) около 10 млн сообщений о различных подозрительных операциях. Исходя из общей статистики, следует, что сомнения у сотрудников коммерческих банков вызывали только 0,25 процента всех проведенных транзакций. Но большинство таких сообщений осталось без ответа. «На самом деле Росфинмониторинг не работает с каждым случаем, а накапливает массив сведений для дальнейшей работы, – поясняет Владимир Джикович, президент Ассоциации банков Северо-Запада. – Кредитная организация при выявлении сомнительной операции блокирует ее и направляет сообщение, но поскольку ответа от надзорного органа нет – через два дня обязана ее провести».

До сих пор неисполнение «антиотмывочного» закона каралось внушительными административными штрафами, но применялись они крайне редко. Например, в этом году арбитражные суды рассмотрели всего три дела о совершенных банками сомнительных операциях, причем в двух случаях служители Фемиды указали на невиновность кредитных организаций. Да и сами «чекисты финансового рынка» признают высокую эффективность и качество работы именно банковского сектора.

За все хорошее – смерть

В опубликованном в начале сентября интервью агентству «ИТАР-ТАСС» Эльвира Набиуллина указала на важность проблемы сомнительных операций. «Банки часто ссылаются на то, что это операции клиентов, и что у них нет возможности оценить их сомнительность. Банки должны выполнять свои функции не только как почтовый ящик. Они должны знать своих клиентов. Через банки не должны проходить сомнительные операции, они должны от них очищаться».

Для оздоровления ситуации к вовлеченным банкам решено применять карательные санкции – вплоть до отзыва лицензий. Также на срок до шести месяцев может вводиться мораторий на почти любые расходные операции клиентов. Причем если юридическим лицам разрешат снимать деньги, например, на зарплату, то частные клиенты могут на полгода забыть о своих вкладах и иных накоплениях.

Вовлеченными признаются банки, в которых суммарный объем сомнительных операций за квартал превышает 5 млрд рублей или пять процентов в наличном и/или безналичном обороте (то есть каждая 20-я сумма была получена с целью совершения незаконных операций). Причем из текста письма Банка России неясно, признаются ли сомнительными только операции, которые кредитная организация намеренно или случайно пропустила, или жесткие санкции ждут и добросовестные банки, которые своевременно выявили подозрительные сделки, заблокировали их, «настучали» в Росфинмониторинг, но, не получив ответа, вынуждены были провести. Не смогли ответить на этот вопрос ни в одной из десяти опрошенных журналистом «Фонтанки» кредитных организаций и банковских ассоциаций.

Методика расчета доли сомнительных операций пока вызывает сомнения и у Елизаветы Марковской, доцента кафедры финансовых рынков и финансового менеджмента НИУ «ВШЭ» в Санкт-Петербурге. «Все зависит от трактовки операций регулятором и от того, как банки выстроят свою позицию, аргументируя сложившуюся ситуацию с так называемыми сомнительными операциями», – полагает она.

В то же время в письме Банка России отмечается, что для отмены или предупреждения ограничений банк может предоставить доказательства добросовестности – подтверждения, что имевшие признаки сомнительных операции «проводились клиентами в соответствии с принципами добросовестности и разумности, установленными гражданским законодательством, обычаями делового оборота».

На страже вкладчиков

Но даже идеальный контроль и отсутствие сомнительных операций не гарантируют банкам безопасность – чиновники мегарегулятора вправе признавать опасными любые факты, «свидетельствующие о возникновении угроз интересам кредиторов и вкладчиков». В случае выявления таких обстоятельств, территориальные управления Банка России самостоятельно утверждают план предупредительных мер. Неисполнение хотя бы одного из его пунктов в недельный срок опять же грозит банку отзывом лицензии.

По мнению Елизаветы Марковской, значительный объем операций, которые ЦБ трактуются как сомнительные, приходятся на небольшие банки. «Например, это операции, связанные с проведением этими банками рискованной депозитной политики – привлечение депозитов физических лиц под высокие процентные ставки. Эти игроки, зачастую не имея других источников фондирования, вынуждены именно высокими процентами привлекать вкладчиков, создавая тем самым угрозу системе страхования вкладов и всей банковской системе в целом. Теперь, в соответствии с данным письмом, регулятор сможет ограничивать процентную ставку по депозитам, если он обнаружит в деятельности банка сомнительные операции. Во многом банки сами будут корректировать свою политику, избегая вовлеченности в сомнительные операции, опасаясь отзыва лицензии. В противном случае они столкнутся с такими мерами ЦБ, как: ограничение процентной ставки, запрет на открытие счетов физическим лицам», – поясняет эксперт.

Большинство финансистов уклонилось от официальных комментариев по поводу новой политики ЦБ. Часть опрошенных журналистом «Фонтанки» кредитных организаций заявила, что их новые требования Банка России не затронут, ибо они строго соблюдают закон. «Во избежание проблем с ЦБ собственники банка несколько лет назад поставили задачу отсеивать клиентов, ведущих сомнительные операции. За этот год у нас только одна операция была признана как сомнительная», – говорит советник управляющего Санкт-Петербургским филиалом «РусьРегионБанка» Александр Тимофеев.

В одном крупном банке были шокированы письмом Эльвиры Набиуллиной. «Выявив проводящую сомнительные операции организацию, мы можем только ограничить ее дистанционное обслуживание, то есть заставить представителя компании «ножками» приходить в офис банка. Все остальное – компетенция правоохранительных органов», – пояснили в кредитной организации. Еще один из участников рынка на условиях конфиденциальности указал на высокую коррупциогенность письма Эльвиры Набиуллиной. «Очевидно «завинчивание гаек». Руководство осуществляющих сомнительные операции фирм вынуждено будет пользоваться услугами определенных небольших банков. Ведь далеко не все кредитные организации захотят выгнать таких клиентов, а потому будут просто «больше заносить», – полагает банкир.

Схожего мнения придерживается менеджер другого банка: «Возникновением угрозы интересам кредиторов и вкладчиков можно считать что угодно. Нигде даже не оговаривается, что речь идет о каком-либо нарушении. Например, есть нормативы по ликвидности, хотя любой экономист скажет, что ее снижение даже в дозволенных границах может отразиться на надежности банка. Возможно, так мегарегулятор хочет выдавить клиентов из мелких банков – компании и частные вкладчики не захотят рисковать и перейдут в крупные кредитные организации, к которым вряд ли будут применяться грубые санкции».

А вот Владимир Джикович предлагает не драматизировать ситуацию: «Банк России часто обвиняли в отсутствии оперативности – процедура отзыва лицензии длительная, а во многих случаях требуется оперативное вмешательство, в том числе блокировка операций. Ведь банк можно обанкротить даже за несколько часов. Новое письмо ЦБ направлено именно на решение этой проблемы – оно расширяет полномочия территориальных подразделений Банка России для принятия в отношении кредитных организаций срочных, не терпящих отлагательства мер».