• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мир без мужчин

Деловой Петербург. 30 сентября 2013

На фоне участившихся дискуссий вокруг приема и воспитания детей однополыми парами в соцсетях появился мем о том, что половина России воспитана однополыми парами - мамами и бабушками. Елена Омельченко, социолог, научный руководитель Центра молодежных исследований НИУ ВШЭ - Санкт--Петербург дает свой комментарий по этому поводу Деловому Петербургу.

На фоне участившихся дискуссий вокруг приема и воспитания детей однополыми парами в соцсетях появился мем о том, что половина России воспитана однополыми парами - мамами и бабушками.

Когда принимаются те или иные политические решения, связанные с усыновлением или стимулированием рождаемости, такие как закон Димы Яковлева или инициативы депутата Мизулиной, хочется напомнить, что общество - это экосистема, в которой все части взаимосвязаны, как соединяющиеся сосуды. С одной стороны, власть и пресса презентует семью как группу людей, состоящую из папы, мамы и двух-трех детей, не учитывая ни демографические процессы, ни миграционные, ни особенности современной жизни мужчин и женщин. С другой стороны, объявляет о материнском капитале как стимулирующем средстве рождения в семьях второго и третьего ребенка. Рождаемость и правда повысилась, но никто не задумывается о том, в каких семьях рождаются эти дети, какое общество мы в итоге создаем.

 Одно из последствий - возникновение целых анклавов, где женщины живут без мужчин, формируются целые профессиональные ниши, которые занимают исключительно женщины, среди учителей, врачей, преподавателей в вузах по определенным специальностям больше всего женщин.

 И мы видим, что женщины преобладают там, где меньше платят. И это вовсе не их личный выбор, кроме каких-то совсем уж экзотических случаев, это следствие определенных процессов, очень сложных процессов, которые нуждаются в изучении.

 Любопытно, что власть мало интересуется причинами тех или иных явлений, пытаясь разобраться с их следствиями. Агрессивная демографическая политика настойчиво требует от женщин рожать, а образ гармоничной пары, активно при этом продвигаемый, вносит определенный дискомфорт, так как по меньшей мере треть российских женщин по той или иной причине этот идеал не могут реализовать.

 Но ответственность за это опять же в полной мере ложится исключительно на женщину. Обидное и откровенно дискриминационное определение матери-одиночки не применяется нигде в мире, только у нас, в большинстве стран используется более равноправное "семьи с одним родителем".

 Разными дорогами к счастью Удивительно, что одновременно с ростом гендерного разнообразия, усиления либеральных взглядов на равенство полов с новой силой воспроизводится традиционная модель отношений между мужчиной и женщиной, ставящая в тупик родителей и учителей. Объяснить это можно чувствительностью молодежи к сигналам, подаваемым властью, которые они считывают, кстати, даже непонятно каким образом, поскольку газет не читают. И воспринимается эта модель поведения молодыми людьми в самом консервативном, патриархальном варианте не только в провинции, но и в больших городах, причем не только среди людей религиозной морали.

 В России относительно мирно сосуществуют две противоположные тенденции. Первая согласуется с общемировым трендом, когда возраст вступления в брак увеличивается, люди создают семьи, получив образование и заложив основу для своей будущей карьеры.

 Второй тренд, также перекликающийся с тем, что происходит на Западе, - это рост ранних браков.

 Наиболее частые случаи раннего материнства встречаются в группах, где люди живут на пособия или другим образом получают материальную помощь.

 В отсутствие ресурсов, досуга, образования, возможностей для какой-либо иной карьеры молодые женщины выбирают единственно доступную им карьеру - карьеру матери. А высокий процент разводов приводит в итоге многих из них в мир без мужчин.

 Гомосоциальность В свое время, изучая закрытые мужские сообщества, российский социолог Игорь Кон вывел такое определение, как "гомосоциальность". Он пытался понять причины, по которым возникает такое сильное стремление к гендерной сегрегации, почему мужчины создают масонские ложи, организовывают банные посиделки и так любят ходить на мальчишники. Последнее особенно распространено среди молодых людей. Впрочем, такую сегрегацию мы можем наблюдать не только у мужчин, но и среди женщин.

 Обязательство иметь к определенному возрасту пару порой сравнимо с гендерным насилием, люди нередко заводят партнера, отдавая дань моде, или в доказательство собственной нормальности. А душевный комфорт, общение и дружбу ищут уже среди представителей своего пола.

 В таких сообществах женщины получают сигналы своей "правильности", находят одобрение своему внешнему виду, самопрезентации, статусу.

 Реабилитируются, одним словом.