• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Категорическая неспособность к потреблению

Деловой Петербург. 6 апреля 2013

Ирина Сохань: "Что такое роскошь в нашей стране? По поводу этого понятия сегодня существует ряд мнений, входящих в некое крайне драчливое состояние друг с другом — "роскошь — это когда деньги девать некуда", "роскошь получается, когда украл у народа" и т. п."

Эти незамысловатые точки зрения плюс социальное расслоение — много бедных и кучка богатых, перемежаемые жиденькой прослойкой среднего класса, — инициируют ностальгические воспоминания об уроках истории, когда "взяли да и все поделили". Такой повторяющийся сценарий, уже набивший оскомину, наводит на мысль, что, по–видимому, ценности общества потребления, хлынувшие в постсоветскую Россию, сформировали какую–то совершенно ненормальную культуру потребления.

На уровне общественных риторик мы так и тянем из коллективного бессознательного устойчивые схемы, воспроизводящие определенный советский опыт. Итак, схема №1: быть бедным хорошо. Во времена, когда слишком хорошая еда в твоей тарелке могла стать поводом для доноса с последующей высылкой на Колыму, сформировалась привычка к бедности как к предпочтительному жизненному выбору.

Схема №2: если получил доступ к тому, что недоступно большинству, то владение этими благами приобретает, выражаясь языком психоанализа, структуру реализации непристойного наслаждения. Особенность последнего — в необходимости выхода за рамки заключенного в нормальном потреблении удовольствия от реализации потребности. Явления разного порядка, выражающие одно и то же — это и безумные траты русских за рубежом в 1990–е, и блеск туалетов от Версаче, и пресловутый Куршавель… Но это и покупка статусных вещей в кредит — айфон в бедной семье ребенку–подростку, сапоги в бутике скромной офисной служащей, которая будет полгода отдавать за них деньги. Все это явления одного порядка, выражающие категорическую неспособность к потреблению, подоплекой которого является здравый смысл, а не исторический опыт конфликта: бедность как мимикрия и материальная обеспеченность как режим доступа к непристойному наслаждению. Не этот ли конфликт заставляет нас осуждать благополучие и так жадно стремиться к нему?
Подробнее читайте в газете «Деловой Петербург» № 57 (3790) от 05.04.2013.