• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Элита обещает себя

Новости Петербурга. 19 марта 2013

Лаборатория сравнительных социальных исследований НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург осуществила сравнительный анализ различных поколений российской элиты. Другими словами, ученые попытались выяснить, кто и как будет управлять нашей страной в 2020 году.

На фоне коррупционных скандалов и энергичного «пехтинга» (так теперь называют разоблачения депутатов Госдумы) петербургские ученые провели любопытные исследования на актуальную ныне тему: «Какой будет российская элита в 2020 году».

Лаборатория сравнительных социальных исследований НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург осуществила сравнительный анализ различных поколений российской элиты. Другими словами, ученые попытались выяснить, кто и как будет управлять нашей страной в 2020 году.

Руководствоваться эмоциями и расплывчатыми рассуждениями об элите «истинной» они не стали и без ссылок на интеллектуальный и морально-этический уровень записали в элиту тех, кто сегодня находится у власти или максимально к ней приближен.

Сотрудники лаборатории тщательно опросили 240 человек, среди которых депутаты Государственной Думы, члены правительства, высший военный состав, представители силовых структур, бизнес-сообществ и т. п.

В проекте были задействованы руководитель ЛССИ профессор Мичиганского университета Рональд Инглхарт, его коллега Уильям Циммерман, заведующий лабораторией Эдуард Понарин и другие.

Как и подобает научной работе, она изобилует графиками, формулами, таблицами и научной терминологией. Чтобы не утонуть во всем этом, мы сконцентрируем внимание лишь на основных этапах исследования и выводах, к которым ученые пришли.

Демократия или авторитаризм

Для начала они предложили представителям элиты ответить на ключевые вопросы, касающиеся внутренней политики страны. Всего десять вопросов:

• «В любом обществе всегда будет необходимо запрещать публичное высказывание опасных мыслей».

• «Права человека должны быть защищены, даже если виновные люди будут иногда оставаться на свободе».

• «Интересы общества должны быть защищены, даже если невиновные люди будут иногда попадать в тюрьму».

• «Очевидно, что из всех существующих в мире философий только одна безусловно правильная».

• «Сталина обвиняют в том, чего он не делал».

• «Конкуренция различных политических партий сделает нашу систему сильнее».

• «Конкуренция между предприятиями, фирмами организациями пойдет на пользу нашему обществу».

• «Я считаю нормальной ситуацию, когда владелец процветающего предприятия, использующего труд наемных рабочих, становится богаче других людей».

• «Нет смысла начинать новое дело, потому что оно может провалиться».

• «Вся тяжелая промышлен­ность должна принадлежать государству, а не находиться в частной соб­ствен­ности».

Вопросы были составлены так, чтобы можно было определить степень приверженности респондентов к двум основным формам правления — авторитарной и демократической.

Ответы позволили сделать ряд интересных выводов. «В политическом измерении идеологического пространства российской элиты имеет место постепенное расхождение между двумя группами, первая из которых предпочитает авторитарные методы управления, тогда как вторая ориентируется на либерально-демократическую модель государства. При этом первая группа на данный момент находится в большинстве, на что указывают средние показатели идеологических позиций, снижающиеся год от года. С другой стороны, рост числа сторонников второй позиции приходится на последние несколько лет, о чем свидетельствует значимый рост дисперсии практически по всем идеологическим индикаторам», — сказано в исследовании. То есть, число сторонников демократии вроде как растет.

Но означает ли это, что Россия к 2020 году выберет прозападный путь? Отнюдь. По словам ученых, все будет зависеть от ситуации в экономике: «Если страна преодолеет последствия кризиса и экономический рост продолжится такими же темпами, как и в 2000-е, то вероятнее всего, что поляризация элит обернется не расколом и открытой конфронтацией, а формированием двух группировок в правительстве, которые будут продвигать те или иные варианты решения насущных проблем в соответствии со своими идеологическими предпочтениями. При этом общей демократизации страны не произойдет; текущий политический режим будет законсервирован на несколько десятилетий».

Ну а если экономический рост, на­оборот, замедлится, то на первый план выйдут «случайные факторы», и сценарий станет непредсказуемым…

Наружу или внутрь?

Еще один аспект — внешняя политика и представления о международном авторитете и влиянии.

Подопытным представителям элиты предложили определиться по следующим вопросам.

Существуют разные мнения о национальных интересах России. Какое из двух утверждений ближе к вашей точке зрения?

• Национальные интересы России по большей части должны быть ограничены ее нынешней территорией.

• Национальные интересы России по большей части простираются шире, чем ее нынешняя территория.

«Я зачитаю вам два высказывания о роли военной силы в международных отношениях. Какое из них ближе к вашему мнению?»

• Военная сила в конечном счете всегда будет все решать в международных отношениях.

• Экономический, а не военный потенциал страны сегодня определяет ее место и роль в мире.

Ответы респондентов выявили, что сейчас среди российской элиты «представлены различные типы взглядов на проблематику международных отношений, при этом ни один класс не доминирует».

Каковы же выводы? «Это свидетельствует о том, что сегодня среди элиты нет консенсуса относительно приоритетных внешнеполитических целей и средств их достижения. Иными словами, в последнее время наблюдается поляризация элит по вопросам внешней политики… Поляризация мнений может привести к формированию двух и даже более групп, конкурирующих между собой. Наличие подобной конкуренции, в свою очередь, означает рост непредсказуемости внешней политики Кремля в ближайшее десятилетие», — констатируют авторы исследования.

Без Америки никак

Наверное, нигде в мире не думают столько о США, сколько у нас. Поэтому внешняя политика в России немыслима без отношений с Америкой. Отсюда интерес исследователей к такому традиционному российскому явлению, как антиамериканизм. В научных кругах он делится на две категории: неприятие внешней политики Соединенных Штатов и активная неприязнь к американским ценностям, к американскому образу жизни. В исследованиях петербургских ученых рассматривали первую категорию.

Сравнительный анализ показал, что, если в начале 90-х во всех возрастных группах большинство респондентов не видели в США особой угрозы, то уже в начале 2000-х больше половины опрошенных как среди элиты, так и среди масс относились к Америке как к потенциальной угрозе. В 2012 году произошел значительный спад антиамериканских настроений, но этот показатель все равно гораздо выше уровня 1993 года. Самое интересное, что среди элит антиамериканизм распространен больше, чем среди масс.

Демократия — это не про нас

Так чего же следует ждать от тех, кто встанет у руля через семь-десять лет?

«У нас есть все основания полагать, что через десять лет в элитных кругах сложатся две основные группы, выделенные по критерию политических предпочтений: демократы и технократы-авторитаристы. Этот вывод является достаточно неожиданным, так как принято считать, что младшие поколения являются наиболее демократически настроенными. Смена поколений в российской элите не приведет к резкой либерализации и демократизации политического режима. Скорее основной акцент в управлении страной будет сделан на комбинации авторитарных и технократических методов», — уверены исследователи.

Кстати, что касается протестных настроений, а после событий 2011-го и 2012 года многие заговорили о новой волне гражданской активности, то результаты проведенного анализа, по мнению ученых, показывают совсем другие тенденции, и в ближайшие годы готовность молодых людей (в том числе принадлежащих к элите) протестовать не станет выше, чем сейчас.

«Поколение 80-х на сегодняшний день не готово выражать свою гражданскую позицию и защищать свои интересы через институты гражданского общества или участие в политических движениях; их активность носит скорее эпизодический характер», — констатируют петербургские исследователи.

Молодая элита не собирается заглядывать за горизонт и бороться за светлое будущее. Это достаточно прагматическая когорта людей, которая ставит во главу угла экономическое благополучие, не цепляется за идеологические конструкции и во имя спокойствия готова отказаться от резких движений и радикальных реформ.

Конечно, между властными кланами и группировками идет и будет идти ожесточенная борьба, но чем бы она ни закончилась, общие тенденции не изменить — они сохранят свою зависимость от экономической ситуации в стране и в мире. А серьезно влиять на эту ситуацию, согласно результатам исследований, будущие российские элиты вряд ли смогут, скорее они будут ее заложниками. Как, впрочем, и все мы.

 

МНЕНИЯ

Корреспондент «НП» поинтересовался у жителей Петербурга, кого они считают элитой в нашей стране.

 

Светлана, 56 лет, искусствовед

Элита в нашей стране — это все, у кого деньги есть. Но лично для меня элита — это интеллигенция, которая сейчас практически вымерла. Мало уже таких людей, которые были раньше, настоящих эрудированных и воспитанных деятелей культуры и науки.

 

Юрий, 26 лет, рабочий

Трудно сказать, сейчас в нашей стране каждый сам себе элита.

 

Виктория, 54 года, менеджер по кадрам

Элита для меня — это люди, которые добились всего сами.

 

Ася, 29 лет, переводчица

Элитой считаю образованных, работающих в крупной компании и получающих хорошую зарплату людей, или создателей своего бизнеса (среднего и крупного).

 

Оксана, 32 года, домохозяйка

Элита?.. Элита с французского — «лучшее, избранное», а кто у нас сейчас избранные?

Любой из нас сегодня может стать избранным, если ему позволяют счет в банке и наличные в дорогом портмоне. Наверное, как-то так.

 

Петр, 41 год, военный

Кого я считаю, и кто является — это, конечно, две разные вещи. Первая ассоциация — это всякие олигархи, дипломаты и госверхушка. Где деньги, власть, там и элита.

 

Ксения, 22 года, студентка

Я, правда, не знаю, кто у нас элита. Это какое-то старомодное понятие из 90-х. Это тогда был широкий пробел между богатыми и бедными, а сейчас, по-моему, более плавный переход между классами.

 

Екатерина, 25 лет, кондитер

Элита всегда воспринимается как что-то недостижимое, значит, причислить можно к ней и людей, чем-то резко отличающихся от массы: либо безумно талантливых, либо безумно богатых и обладающих влиянием.

 

Андрей, 33 года, сантехник

Затрудняюсь ответить. Конкретных фамилий не назову, но для меня элита и интеллигенция представляются как одно и то же.

 

Аркадий, 29 лет, продавец-консультант

Успешные предприниматели, например, известные режиссеры и так далее. Хотя вообще это странное слово, мне кажется, оно уже отжило свое.

 

Зоя, 37 лет, акушер-гинеколог

Никого не считаю. Есть разные классы, есть люди известные и нет, но чтобы кого-то называть элитой — это лишнее.