• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Есть ли жизнь после Чавеса?

Балтийское информационное агентство (bia-news.ru). 7 марта 2013

Смена власти в Венесуэле в связи со смертью харизматического лидера может повлечь за собой изменения и в экономической политике этой страны. Эксперты задаются вопросом: чем грозит «жизнь без Чавеса» российским проектам в нефтяной отрасли и сфере вооружения?

Автор: Анна Беляева
На смерть команданте США отреагировали сдержанным заявлением, в котором Барак Обама выразил поддержку венесуэльскому народу. А вот глава РФ Владимир Путин высказал глубокие соболезнования в связи с кончиной выдающегося лидера и близкого друга России. Смерть Уго Чавеса для России, у которой с этой страной налажены хорошие политические и экономические контакты, действительно стала новостью не из приятных. Ведь сейчас встал закономерный вопрос – что будет дальше с российскими контрактами в Венесуэле?

О дружбе политической достаточно красноречиво говорит уже тот факт, что Венесуэла стала третьей после России и Никарагуа страной, которая признала независимость Южной Осетии и Абхазии. Что касается экономики, то главная сфера интересов обоих государств – это нефть. Российские компании имеют там пять контрактов. Самый крупный – разработка месторождения Хунин-6, которую ведет совместное предприятие национальной венесуэльской компанией PDVSA и ООО «Национальный Нефтяной Консорциум» (в него входят «Роснефть», «Газпром нефть», «ЛУКОЙЛ» и ТНК-BP).

Запасы нефти Хунина-6 оцениваются в 8,5 млрд т, а условия добычи, как не раз отмечали в «Роснефти», значительно мягче, чем, например, в Восточной Сибири. В прошлом году побывавший в Венесуэле в статусе главы «Роснефти» Игорь Сечин передал Чавесу щенка от Путина и договорился о создании СП для разработки еще одного нефтяного блока – Карабобо-2 с запасами в 6,5 млрд т. А в 2011 году, как следует из справки МИД РФ, венесуэльская сторона дала согласие «Газпрому» на разведку запасов природного газа на блоке «Урумако-3» в Венесуэльском заливе.

Не меньшую важность имеют и контракты по линии военно-технического сотрудничества. Контракты с «Ролсоборонэкспортом» на поставку вооружения, по данным СМИ, составляют не менее 11 млрд долларов.

Эксперты оценивают шансы России потерять или сохранить все это и многое другое исходя из дальнейшего расклада политических сил в стране. Напомним, что еще отправляясь на лечение на Кубу (а по сути – перед отправкой в последний путь) Уго Чавес назначил своего «заместителя - преемника» - главу МИД Николаса Мадуро. Однако «человек Чавеса» будет оставаться у руля страны не вечно – грядут перевыборы, а здесь не стоит забывать о том, что в Боливарианской республике есть достаточно влиятельная оппозиция. «Сторонники Чавеса вполне могут проиграть, ведь на прошлых выборах Чавес уже победил с минимальным преимуществом», - прогнозирует профессор социологии НИУ ВШЭ Эдуард Понарин.

Худшим, по мнению эксперта, для России вариантом может стать перерастание борьбы за власть в Венесуэле в военные действия. Не допускать этого нельзя: история этой латиноамериканской республики знает перевороты, а явного преимущества ни у одной из сторон – ни у правящей партии, ни у оппозиции – нет. Хотя с учетом того, что Чавес не жалел денег на армию, людей, готовых встать к оружию на стороне социалистов, может быть все-таки больше. И тем не менее дальнейший вектор российско-венесуэльских отношений будет во многом зависеть от того, какая линия внутренней политики станет преобладающей после выборов: социализм или олигархический капитализм.

Пока серьезно беспокоиться за то, что российских инвесторов оставят без нынешних привилегий или вовсе прогноят со двора ни с чем, не стоит. «Понятно, что нефть для Венесуэлы – главный ресурс, - говорит Эдуард Понарин.- В перспективе главным потребителем нефти будет Китай, в США есть свой сланцевый газ и поставки нефти туда будут снижаться, так что резкого изменения во внешне-экономической сфере, даже если власть сменится, я не вижу. Да и Россия заинтересована в сохранении этих контрактов».

Аналитик «Инвесткафе» Юлия Войтович также отмечает, что вероятность пересмотра контрактов есть, но она крайне мала. Дело в том, что Венесуэла обладает крупнейшими в мире нефтяными запасами, однако добыча там куда ниже, чем в других добывающих странах. Например: в Венесуэле сейчас добывается чуть более 3,1 млн баррелей нефти в сутки, в Саудовской Аравии - 9-10 млн баррелей, в РФ - 10,4 млн баррелей ежедневно.

«Венесуэла заинтересована в наращивании объемов добываемой нефти, потому даже с приходом нового правительства и реорганизацией политического строя наиболее вероятно сохранение партнерских отношений в разработке нефтяных месторождений как с российскими, так, вероятно, и с другими зарубежными компаниями», - считает Юлия Войтович. При этом, по ее мнению, российским компаниям, в свою очередь, проекты в Венесуэле интересны в плане развития собственных технологий и получения опыта: нефть в Венесуэле тяжелая, вязкая, требует специальной переработки сразу после ее добычи.

Иное дело – поставки российского оружия. С одной стороны, рассуждает Эдуард Понарин, возможна резкая переориентация Венесуэлы на США и отказ от контрактов с Россией на поставку оружия. Однако в долгосрочном плане такая политика была бы неверной: с учетом усиления на мировой     арене Китая слишком проамериканская ориентация может сыграть злую шутку. Тем более, что в Латинской Америке есть пояс государств, которые относятся к Штатам неприязненно. «Так что даже при условии смены власти резкая переориентация Венесуэлы и отказ от российских контрактов оружия возможен, но не на 100%», - резюмирует эксперт.