• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Учитывать приоритеты

Российская газета.ru. 26 февраля 2013

Прошло более 20 лет от момента государственного признания приоритетности образования: от первого Указа первого президента России в 1991 году до нового  «интегрального» закона «Об образовании в РФ» в 2012 году.  Статус приоритетности, конечно, должен сопровождаться приоритетным финансированием отрасли. Федеральный бюджет может служить шпаргалкой, заглядывая в которую мы попытаемся дать ответ на вопрос о заявленной приоритетности «по гамбургскому счету»

Прошло более 20 лет от момента государственного признания приоритетности образования: от первого Указа первого президента России в 1991 году до нового  «интегрального» закона «Об образовании в РФ» в 2012 году.  Статус приоритетности, конечно, должен сопровождаться приоритетным финансированием отрасли. Федеральный бюджет может служить шпаргалкой, заглядывая в которую мы попытаемся дать ответ на вопрос о заявленной приоритетности «по гамбургскому счету».  

Одновременно попробуем объяснить тревогу, которая звучала в СМИ  по поводу сокращения федерального финансирования на высшее профессиональное образование. 

Учитывая, что мы формируем образовательную политику в расчете на грядущую конкурентоспособность российского образования в мировом масштабе, логично сравнивать себя со странами «Группы семи» (США, Япония, Германия, Франция, Великобритания, Италия, Канада). Так, по данным МВФ, в структуре валового продукта (ВВП) доля расходов бюджетной системы  на образование в России в 2012 году ниже (4,1%), чем в «Группе семи» было 2008- 2009 годах (от 4,2% в Японии до 6,6% в США). Чего не скажешь о  доле расходов на оборону и общественный порядок, которая у России существенно выше (6,2% в 2012 году по оценке Счетной палаты)  и сопоставима только с США.  

Сравнение с развивающимися экономиками типа Венгрии, Польши, Латвии, Литвы и Эстонии в части структуры расходов бюджета на образование (от 5,2 до 6,8%% к ВВП)  тоже не в пользу России. Впереди нас по этому показателю и близкие соседи по СНГ (Украина, Белоруссия, Молдавия), где образованию отдается больший приоритет по доле расходов  бюджета, чем в России.

Рассмотрим эту же тему с другой стороны: проанализируем абсолютные значения (в рублях, а не в доле, которая выглядит «горькой» по сравнению с другими). Цифры федерального бюджета (ФБ-2012-2014г.г.), информирующие нас о расходах по разделу «образование» могут  настораживать. По интегральным цифрам можно сделать вывод о снижении расходной части бюджета по разделу «образование» с 2012 к 2014 году почти на 18%. Это объясняется тем, что в 2013 году завершаются некоторые проекты, например  «Научные и научно- педагогические кадры инновационной России» и др.

Расшифровка расходов по уровням образования выглядит не столь тревожно: существенно сокращены федеральные расходы на среднее специальное образование, которое финансируется из региональных бюджетов, эта реформа проводится  не первый год, а цифры бюджета лишь  подтверждают, что оставшиеся чуть более четверти организаций  СПО будут переданы на региональный уровень.

 Относительно высшего профессионального образования расходы не уменьшены, а даже  увеличены по отношению к закончившемуся году, но основные риски в краткосрочном периоде  будут связаны с иными проблемами. Следует выделить три из них :

- изменение  механизмов финансирования вузов в соответствие с 83-ФЗ и переходом схемы финансирования от нормативных затрат на оказание государственных услуг по каждому федеральному учреждению к нормативным затратам  на реализацию образовательных программ по направлениям подготовки (специальностям);

- включенность вузов в публичные конкурсы за контрольные цифры приема, которые, по сути,  должны  составлять большую долю государственного задания, обеспечиваемого субсидией;

- повышение к 2018 году средней заработной платы преподавателей вузов  до 200% средней зарплаты в соответствующем регионе.

Довольно оптимистично звучит третий тезис о повышении заработной платы преподавателям вузов. И если судьба  учительских зарплат практически находится  в руках регионов, то  «зарплатная судьба» преподаватели вузов – прерогатива  федерального уровня. И решение этой задачи, безусловно, имеет прямое отношение к формуле приоритетности образования по «гамбургскому счету». Важно какими средствами  мы будем достигать этих целей.

Можно предполагать, что есть как минимум, два подхода к достижению цели: увеличение финансирования на «зарплатную» составляющую в нормативах затрат или сокращение преподавателей и увеличение  нагрузки.  О готовности к достижению цели по первому варианту мы не имеем информации, хотя известны расчеты Минобрнауки РФ о необходимых дополнительных ассигнования на повышение заработной платы преподавателям только в 2013 году  в объеме около 13.000,0 млн. рублей, а в 2014 году -  почти в два раза больше. Есть расчеты, но федеральный бюджет пока  не обещает их финансовую поддержку.  

Второй подход к решению задачи – через сокращение численности преподавателей и увеличению нагрузки подготовлен конкретно. Например «дорожная карта» по «Изменениям в отраслях социальной сферы, направленных на повышение эффективности образования и науки», утвержденная Правительством РФ 30 декабря 2012 года сигнализирует о том, что число студентов на 1 преподавателя к 2018 году вырастет  с 9,4  до 12 человек (почти на 30%)  при том, что  численность обучающихся по программам высшего образования сократиться на 18,5%. И к этому времени (к 2018 году) два российских университета, согласно «дорожной карте», войдут в первую сотню ведущих мировых университетов, согласно мировому рейтингу…. Тогда и порассуждаем вновь о приоритетности образования  по «гамбургскому счету».