• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

"КРЕДИТЫ НАДО ВЫДАВАТЬ ТОЛЬКО ОБЕСПЕЧЕННЫМ ЛЮДЯМ, А ЗА НЕВОЗВРАЩЕНИЕ ЖЕСТОКО КАРАТЬ"

Бизнес Online, Казань. 15 февраля 2014

...отдела МЦСЭИ "Леонтьевский центр". Работал с "Линкольновским институтом" (США), фондом Аденауэра (ФРГ), Международным банком реконструкции и развития, Европейским банком реконструкции и развития и др. С 2011 - сотрудник НИУ ВШЭ, лаборатории урбанистических исследований (Санкт-Петербург)...

КРИЗИС В ГОЛОВАХ У РОССИЯН, А В ЭКОНОМИКЕ — СТАГНАЦИЯ, НО ЭТО РЕЗУЛЬТАТ ОБЪЕКТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ

Главный специалист Леонтьевского центра в Санкт-Петербурге Лев Савулькин не видит никакой трагедии в случившемся удешевлении рубля и вообще какого-либо кризиса в стране. Российская экономика дошла до оптимального состояния и быстро развиваться в принципе не способна. Колебания курса рубля также обусловлены объективными законами рынка, и хорошо, что Центробанк перестал, наконец, его поддерживать. Трагедия в том, что наш человек взыскует идеальной экономики и вообще рая на Земле, которого в принципе быть не может.

Лев Савулькин
Лев Савулькин

«СУЩЕСТВУЕТ ЕСТЕСТВЕННАЯ СИТУАЦИЯ, ПРИ КОТОРОЙ РУБЛЬ ДОЛЖЕН БЫЛ НАЧАТЬ ПАДАТЬ»

— Начало года было ознаменовано падением рубля. «Деревянный» стремительно слабел. Для многих такое положение вещей стало неожиданным. Сейчас констатируется укрепление национальной валюты к доллару и евро. Так что же это такое было? Откуда столько шума?

— Реальный курс рубля отражает ситуацию на международных валютных и товарных рынках. Он является следствием определенного платежного и торгового баланса экономики страны. Наблюдая за платежным балансом, мы видим, что увеличились темпы роста вывоза валюты из экономики России. Они шли быстрее темпов ввоза. В свою очередь темпы роста импорта были больше темпов роста экспорта. К концу 2013 - началу 2014 года за счет падения курса рубля — и по отношению к доллару, и по отношению к евро — произошла стабилизация торгового и платежного балансов. Другое дело, что Центральный банк РФ обладает значительными золотовалютными ресурсами. В определенной перспективе он мог замедлять реальное падение курса рубля. Какое-то время он это и делал.

— Как именно вел себя ЦБ?

— Центробанк может выступать в качестве игрока на рынке, используя свои резервы, активно скупать рубли и тем самым увеличивать курс рубля относительно доллара и евро. Может, наоборот, начать активно скупать валюту — искусственно поддерживать спрос. У него есть возможность замедлять ту или иную тенденцию. ЦБ так и поступал вплоть до декабря 2013 года. Однако в начале 2014 года стала понятна бесперспективность подобных действий. Но существует естественная ситуация, при которой рубль должен был начать падать. От нее никуда не деться. Осознав бессмысленность своих действий, ЦБ заявил, что не будет мешать процессу. Рынок сразу же на это отреагировал.

— В чем именно заключалась реакция рынка?

— Игроки стали резко покупать валюту и «сбрасывать» рубли. Они бы и так ее покупали, но теперь они стали это делать гораздо быстрее. Ведь рынок — это стихийная сила. Потом стало очевидно, что рубль был опущен чрезмерно. Сейчас мы видим, что происходит коррекция курса национальной валюты.

— В таком случае, какой резон был Центробанку искусственно поддерживать рубль, если рынок все равно определит его реальную стоимость самостоятельно?

— В этом не было никакого смысла. Принятое решение не мешать процессу было правильным. Потеряли бы золотовалютные резервы, а реальный курс в итоге все равно был бы достигнут. Другое дело, что это желание обозначилось в один момент. Если бы процесс происходил постепенно, был растянут на пять-семь месяцев, то таких переживаний в обществе мы бы не увидели. А когда все происходит резко, то народ начинает бегать по потолку, спрашивать «что происходит?» и кричать «какой кошмар».

Кроме этого, ЦБ все же сделал одну нежелательную вещь. Перед Новым годом он начал «чистить» банки. Была отозвана лицензия у «Мастер-банка», у Инвестбанка. Они были признаны неперспективными, но обладали большой сетью банкоматов. Это вызвало критические явления на межбанковском рынке. Это был шок. Чтобы смягчить его последствия, Центробанк стал держать довольно низкую ставку рефинансирования. Естественно, банки для того, чтобы подстраховаться — а была уже объективная тенденция к ослаблению рубля, — стали брать дешевые кредиты у ЦБ, а потом бросать их на валютный рынок.

 

— А зачем ЦБ нужно было идти на обострение, начинать отбирать лицензии? Это просто «игра мускулами»?

— И ничего другого. Сам ЦБ РФ объясняет это тем, что банки обналичивали деньги. Но как будто они раньше этого не делали. Экономической целесообразности в предпринятых шагах я не вижу. Было старое руководство ЦБ, пришло новое, которое решило показать, кто в доме хозяин.

— Но, как уже было сказано, реакция населения на падение рубля была чрезвычайно острая.

— Такое происходит всегда, когда перемены случаются резко. Иначе быть не может. Люди хранят какое-то количество средств в качестве сбережений. Когда они начинают обесцениваться, а цена других активов растет, возникает естественное желание перевести свои накопления в другую валюту. Поэтому граждане сами поучаствовали в процессе. Но это были не те средства, которые люди не собирались тратить на сегодняшний завтрак.

— А что касается тех людей, которые не имеют накоплений, у них есть только «деньги на завтрак»?

— Тогда им не имеет никакого смысла вообще на чем-нибудь играть. Это просто исключено. Они в основной массе приобретают неимпортную продукцию или же очень дешевые сегменты импортной продукции. Их эти события коснутся в меньшей степени. Основной удар придется на средний класс.

— Почему же народ стал рассуждать о новом кризисе, почему о нем стали трубить средства массовой информации?

— У наших людей слово «кризис» всегда сидит в подкорке. И никаких СМИ им не надо. Любое резкое движение курса — и начинается психоз. В течение многих поколений народ пребывал в бесчисленных кризисных состояниях. Грядущий кризис ощущается постоянно. Если нет какой-то кризисной ситуации, то даже живется как-то неуютно. Есть внутренняя готовность к неприятным событиям.

— Почему резкое падение рубля не сопровождалось массовой скупкой предметов первой необходимости?

— Потому что граждане увидели, что эти предметы действительно никуда не пропадают, что они лежат на полках магазинов. Разве исчезала гречка, сахар? Нет. Кроме того, многие товары, которые покупает обычный россиянин, — в большинстве своем отечественного производства. Единственное, как люди отреагировали: стали скупать валюту.

— То есть получается, что отечественные производители еще могут и выиграть? Их не надо будет специально поддерживать?

— Я не понимаю, зачем их поддерживать. Отечественного производителя поддерживать сейчас очень здорово будет реальный курс рубля. Бизнес уже получил огромную премию. Я имею в виду того производителя, который оказывает услуги или продает продукты на внутреннем рынке.

 

«ЗЕМЛИ ОБЕТОВАННОЙ НЕ СУЩЕСТВУЕТ» 

— И все-таки кризис при рыночной экономике неизбежен? Вы ведь являетесь адептом рыночной экономики?

— Я адепт рыночной экономики по одной причине: реальная жизнь лучше мертвых схем «из головы». Да она тяжелая, но это жизнь. Что касается неизбежности кризиса, то и до 90-х годов, когда у нас отсутствовала рыночная экономика, у нас они все равно случались.

— А как же воспоминания старшего поколения о стабильности, когда при походе в магазин можно знать точно, что хлеб стоит столько-то, а молоко столько-то?

— Им это только кажется. Вот мои дедушки и бабушки, например, вспоминали НЭП как «золотую эпоху». Но почему-то забывали, как во многих регионах страны продукты можно было приобрести только по карточкам, что в Москву и Ленинград отправлялись электрички «за колбасой». А некоторые товары вообще исчезали из обращения, хоть цены на них и не менялись. Я не видел в то время иномарок, которые в большом количестве присутствуют теперь на улицах наших городов. Люди среднего достатка не могли позволить себе одеваться так, как они это могут делать сегодня. А какие запахи были слышны в овощных отделах? Прям как в выгребной яме.

Суть заключается в том, что наш человек всегда недоволен текущей ситуацией. Он хочет, чтобы и деньги были, и покупательная способность зашкаливала, и полки магазинов были заполнены товаром, и чтобы при этом приходилось меньше работать, но больше получать.

— Существует ли подобная «земля обетованная»?

— В голове среднего российского гражданина существует. Но достичь ее невозможно. В этом трагедия. Россиянин хочет ее найти, он убежден, что можно обнаружить. И поэтому он все время недоволен.

— По поводу большого количества иномарок. Ведь все эти малолитражки берутся в кредит под сумасшедшие проценты. Потом люди жалуются, что попали в кабалу. Это же касается и ипотеки, и потребительских кредитов.

— Стоимость кредита определяется инфляцией, рисками кредитования и монополизацией рынка. У нас довольно высокая инфляция. Очень высокие, зашкаливающие риски невозврата денег банкам. Очень высокая монополизация банковской сферы, при которой большинство крупных банков — государственные.

Для низких ставок по кредитам нужна низкая инфляция. Нужно демонополизировать банковскую сферу, пустить в нее частный бизнес, а не заниматься протекционированием госбанков. Кроме этого необходимо выдавать кредиты исключительно обеспеченным людям, которые в состоянии их вернуть. Тех, кто не возвращает кредиты, надо жестко карать. Иного выхода просто нет.

— В России население стало активно брать потребительские кредиты в так называемые «тучные годы», когда благосостояние пошло вверх. Всем советуют читать то, что написано мелким шрифтом под договором. А все равно жалоб меньше не становится. Система не меняется. Такие правила игры всех устраивают?

— Выходит, что устраивают. А потом будут опять кричать: «Помогите!». Произойдет опять небольшой кризис на рынке кредитования, который уже бывал не раз. Зато активно развиваются разного рода сети, которые предлагают деньги прямо здесь и прямо сейчас. К этим людям с мегафоном, которых можно увидеть практически у каждого метро, идут те, кому уже не дают кредит в банках, так как они не возвращают то, что брали ранее.

— А зачем таким сетям такие клиенты, которые не могут вернуть взятый кредит? Чем они думают?

— Они хорошо думают. Может быть потому, что за ними стоят крепкие ребята.

— И все-таки когда нам ждать следующего кризиса?

— Могу сказать одно: большого роста в реальных доходах населению, как это было в «тучные годы», ждать не стоит. Российская экономика при тех базовых параметрах, которые у нее есть, при нынешних ценах на энергоносители, достигла своего оптимума. Бурно развиваться она уже не может. Мы видим стагнацию — сильное замедление темпов роста. Но это еще не означает, что мы имеем дело с кризисом.

Беседовал Александр Калинин