• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

ПОГОВОРИ СО МНОЮ... ГАДЖЕТ

Невское время. 16 января 2014

..."Одиночество не синоним социальной изоляции"  Кристофер Сводер, старший научный сотрудник лаборатории сравнительных социальных исследований НИУ ВШЭ:  - По данным проекта World Values Survey, собранным в России в 2011 году, более 37 процентов москвичей часто чувствуют себя одинокими, тогда как на Дальнем Востоке таких только 26 процентов...

Почему в мегаполисе человек одинок и насколько опасно заменять реальное общение виртуальным?

Количество людей, живущих в одиночестве, растёт во всём мире, особенно в мегаполисах. Люди стремятся в большие города, численность населения в них возрастает, а вместе с ней и популярность сайтов знакомств и социальных сетей. Живое общение всё чаще подменяется интернет-перепиской, романтические отношения – флиртом на сайтах знакомств. Многие признаются, что, даже сидя с друзьями, боятся пропустить виртуального знакомого на сайте и по привычке тянутся к девайсу, чтобы зайти в соцсеть.

Зачекинься (отметь на сайте своё местопребывание), куда бы ни пришёл! Это даст иллюзию популярности и приятно пощекочет самолюбие, хотя, по сути, ты всё равно один. Количество «друзей» в соцсетях может зашкаливать, но это не значит, что среди них найдётся пятеро, готовых одолжить денег до получки или искренне интересоваться твоими успехами. «Френды» не друзья, виртуальные цветы в анкетах соцсетей не пахнут, а сообщения не заменят радости живой встречи. Но, даже осознавая проблему, люди свыкаются с нею и принимают одиночество как неизбежность, ведь для большинства это не только тяжкая пытка, но и стиль жизни с привычной зоной комфорта, от которого не хочется отказываться.

Общественный транспорт, как и виртуальная жизнь, дарит сиюминутное чувство «братского локтя». Однако в пути пассажир немедленно уходит в себя и отгораживается от окружающих гаджетами. Согласитесь, если незнакомец заговорит с вами в транспорте, он рискует показаться «неадекватным»… Сцены частной жизни по телефону, разыгранные на публику, – ежедневный спектакль общества одиночек. А ведь чаще всего люди звонят не потому, что мечтают поговорить с кем-то прямо сейчас, – многие боятся быть выключенными из коммуникативного пространства (а вдруг забудут?), посему держат палец на кнопке, делая ненужные звонки.

Жители большого города боятся одиночества, и редко кто умеет получать от него удовольствие. Телевизор фоном, «мобильные беседы» на людях и пачки фото «ВКонтакте» (и я тут был!) маскируют неумение и нежелание строить отношения и равнодушие к другому. Для многих дом стал личной крепостью, ворота в которую заперты на замок. Дружеские встречи всё чаще проходят на нейтральной территории, а супружеские союзы трансформируются в «гостевые»: вроде вместе, а по сути – врозь. Почему большой город разобщает людей, для которых одиночество становится стилем жизни, выясняла корреспондент «НВ».

 

«Дружба и любовь требуют огромных затрат энергии»

Владимир Ильин, доктор социологических наук, профессор кафедры социологии культуры и коммуникаций СПбГУ:

– Одна из базовых человеческих потребностей – принадлежность к сообществу, группе. Одиночество – негативное переживание этой неудовлетворённой потребности вследствие изоляции и социального исключения. Прямой связи между этим переживанием и реальным положением индивида нет. Можно находиться в группе людей, но чувствовать изоляцию. Это феномен одиночества в толпе. Возможен и иной вариант: поддержание ощущения общности при физической удалённости. Причины одиночества – как в самом человеке, так и в окружающей его среде. Внутренние причины носят двоякий характер. Во-первых, это неспособность индивида вступать в отношения с другими. Во-вторых, неумение ценить семью, друзей, коллектив и так далее. Но то, что для одного мучительное одиночество, для другого – комфортное уединение.

Большой город изматывает расстояниями и темпом жизни, превращая традиционное общение в труд и подменяя его суррогатами в виде виртуальной дружбы. Создаётся иллюзия преодоления одиночества включением индивида в толпу. Однако, касаясь телами, люди редко соприкасаются душами. Это парадокс мегаполиса. Народ из провинции рвётся сюда в стремлении преодолеть одиночество, но получает лишь жизнь в качестве «молекулы в котлете». Современный большой российский город приобретает новый, специфический срез одиночества, вызванный наплывом мигрантов с национальных окраин России и ближнего зарубежья. Значительная часть из них исключается из многих форм нормальной жизни через жилищную сегрегацию, национализм большинства, концентрацию в низших сегментах рынка труда. Слабое знание русского языка нередко превращает исключение в стеклянную стену: они физически рядом, но стеклянная стена непроходима.

На улицах, в метро, кафе мимо нас проходят массы исключённых людей, чьё одиночество на чужбине гораздо острее и болезненнее, чем у тех, кто живёт в родной среде. А одиночество порождает разные комплексы. И далеко не все из них безобидны. В этой ситуации и многие местные жители порою ощущают себя иностранцами с такими же комплексами одиночества… Дружба и любовь требуют огромных затрат энергии, времени, сил. Когда человек вписался в безостановочную гонку по ступеням профессиональной и потребительской (от вещи к вещи) карьеры, то дружба и любовь поддерживаются остатками ресурсов. А из них слепить что-то серьёзное очень сложно. Человек работает из всех сил, чтобы красиво жить, но на собственно жизнь нередко уже нет необходимой энергии. Отсюда парадокс одиночества успешных людей.

 

«Это расплата за технологический прогресс»

 

Марк Сандомирский, кандидат медицинских наук, член-корреспондент Международной академии психологических наук, психотерапевт Европейского реестра:

– Особенности национального одиночества имеют явную гендерную специфику. Речь идёт в первую очередь о женской неустроенности, которая в России даже эмансипированными и социально успешными женщинами переживается острее, чем западными «сёстрами по одиночеству». Переживается потому, что противоречит исконным, патриархальным социокультурным традициям.

При этом главные психологические проблемы, которые переживает женщина, связаны с глубинными установками – низкая самооценка и нереализованность семейной женской роли, которые могут встречаться как по отдельности, так и в разных сочетаниях. В больших городах популярны сайты знакомств и гостевой брак. В некотором смысле и то и другое представляет собой расплату за технологический прогресс, благодаря которому в развитых странах Запада семья перестала быть социально-экономической необходимостью. Когда же мы обращаемся к обществу российскому, то обнаруживаем, что лишь часть его продвинулась по западному пути и живёт в XXI веке – это преимущественно население крупных городов.

 

«Людей много, а общаться ни с кем не хочется»

 

Альфред Щёголев, доцент Восточно-Европейского института психоанализа:

– Австрийский психолог и психиатр Альфред Адлер утверждал: если человек может плодотворно общаться с окружающими, он никогда не станет невротиком. Для невротиков общение – это «минное поле» их психических травм, поэтому нередко они начинают избегать общения, особенно такого, которое потребует искренности чувств и ответственности за своё поведение. Современный человек, как правило, одинок. Это связано с недостаточным развитием его как личности, точнее, с его нравственным инфантилизмом. Он оказывается способен только на поверхностные, ни к чему не обязывающие контакты, более глубокое и значимое общение ему недоступно – он сам неглубок, а потому не видит, не чувствует глубины в других.

В большом городе среди безликой массы человек ощущает одиночество острее, чем в деревне, где каждый житель знает других односельчан и часто разделяет с ними их невзгоды и радости. Чем больше людей окружают человека, тем более стёртой и размытой оказывается для него их индивидуальность. Чем примитивнее индивид, тем сильнее и прочнее притирается к толпе, дабы резонировать в ней с себе подобными. В большом городе людей так много, что они перестают восприниматься как что-то ценное, более того, они утомляют своей вечной суетой, болтовнёй, толкотнёй, давкой в транспорте. Получается, людей много, а общаться ни с кем из них не хочется.

Поэтому виртуальный мир стал для многих привлекательной иллюзорной реальностью, в которой не так остро чувствуется собственная внутренняя опустошённость, одиночество, тревога и жизненное бессмыслие. В соцсетях, по сути, нет настоящего общения, ведь там нет живого присутствия другого человека. Невротизированные одиночеством люди часто используют коммуникативный суррогат в виде интернет-сообщений. Так у них создаётся иллюзия вовлечения в контакт с кем-либо, хотя общаются они при этом не видя, не слыша и не чувствуя живого присутствия их визави, ориентируясь на собственное, нередко воспалённое воображение. Активная виртуальная жизнь, вытесняющая живые контакты, не столько показатель востребованности и популярности человека, сколько свидетельство досадной личностной недостаточности, которым он по недомыслию может даже гордиться, считая себя востребованным блогером.

Такая форма социальных контактов становится единственно удовлетворяющей унылого одиночку, но для полнокровной жизни полноценно развитого человека едва ли приемлемой, более того – позорной. Восприятие мира через виртуальные фильтры создаёт убожество отношений в реальной действительности. Строить отношения по образу и подобию виртуальных моделей – значит полностью обес­смысливать своё существование. Человек становится биоприставкой к компьютеру. «Компьютерные мальчики» – это начальный симптом страшного перерождения человека в бездушного киборга, мертворождённый плод самоубийственной технической цивилизации.

 

«Одиночество не синоним социальной изоляции»

Кристофер Сводер, старший научный сотрудник лаборатории сравнительных социальных исследований НИУ ВШЭ:

– По данным проекта World Values Survey, собранным в России в 2011 году, более 37 процентов москвичей часто чувствуют себя одинокими, тогда как на Дальнем Востоке таких только 26 процентов. В городах с населением от 50 до 100 тысяч человек одинокими себя считают 27 процентов жителей. Кстати, люди в очень маленьких городах и деревнях также очень одиноки. Однако по иным причинам, чем в больших городах.

Одиночество не синоним социальной изоляции – это негативная эмоция, которую испытывают люди, чувствующие себя социально изолированными. И что интересно, в деревнях, например, легко определить, что одиночество возникнет напрямую из социальной изоляции. Люди старшего возраста, у которых может быть мало друзей, членов семьи, нет интернета, объективно более социально изолированы и, как следствие, должны чувствовать себя одинокими. В городах многие из этих факторов не имеют такого значения для появления чувства одиночества. Возраст и семейное положение важны, но гораздо важнее для прогнозирования одиночества в больших городах социальная психология. В частности, то, насколько человек независим. Если человек ориентирован на саморазвитие, карьеру или сосредоточен на хобби и при этом для него не так важно иметь семью, детей, то, что он живёт один, не заставляет его чувствовать себя одиноким. Однако данные показывают, что индивидуализм не только нивелирует одиночество, но и может провоцировать людей на поведение, которое приведёт к большей социальной изолированности.

// Мария Башмакова. Фото AFP