• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес:
198099 Санкт-Петербург
ул. Промышленная, 17, кабинет 107

Тел. +7 812 644-59-11 *61417

Почтовый адрес: 
190008 Санкт-Петербург
ул. Союза Печатников, 16

 Фейсбук

Руководство

Империя в Первую мировую войну: причины и следствия

12 мая в рамках регулярного семинара «Границы истории» состоялся доклад профессора Доминика Ливена «Empire in World War I: Causes and Consequences» (“Империя в Первую мировую войну: причины и следствия”).

 Доминик Ливен – старший научный сотрудник Тринити колледжа (Кембриджский университет), а также академик Британской академии наук, автор нескольких монографий по истории Российской Империи.

Дискуссантами на семинаре выступили А. М. Семенов (руководитель департамента истории, заместитель директора НИУ ВШЭ – Санкт-Петербург), Дэвид Схиммельпеннинк ван дер Ойе (профессор департамента истории, Университет Брока, Канада), В. В. Таки (преподаватель департамента истории и классических языков, Альбертский университет, Канада) и И. В. Лукоянов (Санкт-Петербургский институт истории РАН).

Разговор был посвящен новой книге профессора «Russia and the origins of First World War», которая была опубликована в прошлом году, и скоро должна увидеть свет в русском переводе. Спикер отметил, что настоящее издание – расширенная версия его предыдущей работы, освещающей данную тему. Интенция к расширению работы, как отметил, Доминик Ливен, была обусловлена двумя факторами. Во-первых, это новые интерпретации и идеи, во-вторых, новые документы и источники, не подвергавшиеся анализу в ходе предыдущего исследования. Исходя из этого положения, спикер принял решение разделить доклад на две смысловые части – источниковедческую и концептуальную.

В ходе исследования докладчик обращал особенное внимание на периферийные европейские страны, только начинающие модернизироваться, такие как Италия, Испания, Балканские государства. Как полагает исследователь, на территории всей периферии население было меньше интегрировано в нацию через институты, что обуславливало большее разнообразие, в частности, разнообразие этническое. Доминик Ливен заметил, что, следовательно, сравнивать Россию в начале ХХ века нужно не с развитыми странами, которые были главными акторами в ходе войны, но со странами периферии, поскольку институациональная интегрированность населения Империи была сравнительно низкой.

Другой важной идеей исследования стала дилемма модернизирующейся империи. Доминик Ливен пояснил, что далеко не согласен с утверждением о том, что именно империализм или экономическое противостояние стали действительными и решающими факторами начала войны. Спикер отметил, что логика геополитического империализма начала XX векаотличаласьот современной. Для британской торговой системысама идеявойны была, напротив, невыгодна. Одновременно с этим, те страны, которые оказались за пределами капиталистического соревнования великих держав, на рубеже веков получили возможность в неговступить. Например, в Южной Африке бурами были обнаружены алмазные копи и залежи золота, которые, при наличии новых добывающих технологий, способствовали экономическому усилению голландской Африки. Именно опасность конкуренции, а не сам драгоценный ресурс, по мнению докладчика, стала причиной разразившейся с Англией войны.

Проблема империи, как было отмечено в докладе, заключается в том, что она неизбежно вступает в период кризиса. В конце концов на пути ее укрепления встает национальный вопрос, при котором какая-то нация становится доминирующей, из-за чего нарастает внутреннее напряжение между другими этничностями. В такой ситуации сильному имперскому государству предстоит научиться управлять этим разнообразием, сохраняя внутреннюю этнонациональную солидарность.Обращаясь к воспоминаниям Петра Струве, Доминик Ливен подчеркивает, что российские политические деятели еще до войны с опаской смотрели на сепаратистские националистические проекты на периферии империи, в частности, в 1914 Струве обращал особенное внимание на случай украинского национализма.

Переходя ко второй части доклада, Доминик Ливен отметил, что в целом источниковая база исследования не изменилась с 1983 года, когда книга была издана впервые. Однако с тех пор стали доступны новые источники, без которых сюжет начала Первой мировой войны уже не может быть объективно рассмотрен. С другой стороны, за это время Доминик Ливен выучил немецкий, что позволило исследователю провести анализ Австро-Венгерской документации. Исследователь отметил, что эти документы не только прекрасно отражают положение дел в самой Австо-Венгрии, но и являются одним из лучших свидетельств о развертывании немецкой предвоенной политики, поскольку австрийские документы, в отличие от немецкий, не проходили жесткой цензуры.

В завершение доклада Доминик Ливен остановился на новых российских источниках, с которыми он не работал ранее. Это были как материалы российских, так и зарубежных архивов. Например, новыми для исследователя стала официальная переписка Григория Трубецкого в ГАРФЕ, свидетельства министров иностранных дел – Александра Извольского и Сергея Сазонова. Также автор использовал неопубликованные мемуары русского дипломата Василия Штрандмана, хранящиеся в Бахметьевском архиве в Нью-Йорке.

Анализируя настоящие свидетельства, Доминик Ливен делает вывод о том, что движущими силами внешней политики не только России, но и других великих держав, было отнюдь не военное противостояние, а, напротив, безопасность и защита национальной идентичности. Кроме того, ни по экономическим, ни по хозяйственным показателям, страны-участницы предстоящих военных действий не были готовы к длительной войне.