• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Правила жизни преподавателей»: Александр Сунгуров

 

У каждого преподавателя нашей бакалаврской программы есть своя история прихода в профессию, свой бэкграунд, свои хобби и интересные истории. Для того, чтобы студенты могли поближе познакомиться с каждым из наших преподавателей, мы решили запустить новую специальную серию под названием «Правила жизни преподавателей», в которой будем публиковать интервью с людьми, ежедневно делящимися с нами своими знаниями и профессиональными навыками. Открыть рубрику мы решили разговором с Александром Юрьевичем Сунгуровым, главой Департамента прикладной политологии.

– Александр Юрьевич, как Вы оказались в политологии?

– Как я оказался в политологии?.. Перестройка виновата. Вообще, по первому образованию я физик, занимался восемнадцать лет биофизикой, работал в Песочном институте. Надо сказать, что вопросы о том, как устроено наше общество, и о том, как сделать нашу жизнь более человеческой, интересовали меня и раньше. Я учился в Академической гимназии, поступил туда после 8 класса, в 66-68 годах. У нас были очень интересные педагоги по физике, математике и по литературе. Первый урок литературы у нас был с очаровательной блондинкой лет 25… Она зашла в класс и стала нам из рукописи читать рассказ Солженицына о том, как из монастыря сделали концлагерь, сталинский ГУЛАГ. Это был первый урок литературы в физмат школе. То есть, в общем, как бы интерес к политике уже с тех времен был, и преподаватели были интересные, которые этот интерес развивали. И у меня была развилка в конце 10 класса: то ли идти на физику/биофизику, куда я хотел, то ли на историю/социологию. Про политологию тогда вообще никто не думал. И я понимал, что заняться политической наукой мне не удастся, а физикой и биофизикой можно. Я пошел на физфак. А когда началась Перестройка, я стал включенным в этот процесс, а дальше уже клуб «Перестройка», потом стал депутатом Ленсовета, потом четыре года активной политической жизни. Закончил юридический факультет, уже будучи депутатом. Многие писали законы, не очень понимая, что это такое, но наиболее ответственные люди получили все-таки второе юридическое образование. Потом уже меня пригласили в Академию Госслужбы читать лекции по политологии, которая тогда только начиналась у нас. Так что я одновременно был студентом, получавшим юридическое образование, и профессором, читавшим лекции по политологии. Потом мы создали Центр «Стратегия», еще будучи депутатами, мы рассматривали его как некую фабрику мысли. Вот так и оказался… по принципу «заварив кашу, надо ее и расхлебывать», отвечать за результат.

– Расскажите, пожалуйста, комичную историю из Вашей студенческой жизни.

– Самая комичная история из моей второй студенческой жизни, когда было важно не перепутать: ты сегодня профессор или студент.

Если брать физфак, то там было интересно учиться, это были 68-74 годы. Там у нас был своеобразный Комсомол, мы пытались развивать демократию, удавалось кое-что делать. Комично-некомично, но вот, какие ситуации случались: когда я поступил в 1968 году, как раз после оккупации Праги, тогда был тяжелый момент, потому что мы надеялись, что и у нас что-то вроде Пражской весны будет. Но не получилось. У нас был студент, который написал заявление о выходе из Комсомола в связи с оккупацией Праги. Ну… наш комитет Комсомола вступил на его защиту, потому что его легко могли выгнать из вуза. Мы говорили, что он может ошибаться, мы его перевоспитаем. Его не выгнали, даже более того, в стенгазете «Голос» он потом начал вести литературную колонку. И как раз к 70 году – сумасшедшему празднованию столетия В.И. Ленина – этот студент разместил в газете очень хорошее стихотворение В. Маяковского под названием «Не юбилейте!». Это было очень актуально к столетию Ленина, но сами понимаете, насколько скандально это было. То есть это такая была газета, что приходили люди из Парткома университета и снимали ее, но выкидывать не могли, а складывали в комитет Комсомола…И все ходили туда читать ее, вот что я Вам скажу.

– Какой фильм Вы считаете любимым?

– Хороший вопрос! Смотря какое время брать: в детстве, в подростковом возрасте, это были «Три мушкетера», итальяно-французский фильм, я смотрел его 15 или 16 раз. Если брать школьные годы, то «Мужчина и женщина» сильное впечатление произвел, это был 9 или 10 класс. Если брать позже, то это фильмы Рязанова: «Берегись автомобиля» и все остальные. Сейчас я очень с большим интересом смотрю фильмы Тарантино. Последний, который я посмотрел – «Джанго освобожденный» – очень мне понравился, особенно, когда герой «Титаника» играет рабовладельца – классно сделано! Еще на меня сильное впечатление произвели фильмы нашего режиссера, который уже умер, – «Брат» и «Брат 2». Некоторые их ругали, говорили, что это неинтеллектуальные фильмы. А по-моему, режиссер очень уловил какой-то нерв времени. Многие не понимают, зачем присоединили Крым… так вот в фильме «Брат 2» это хорошо показано! То есть в народе это жило и требовало какого-то выхода, что, по-моему, очень талантливо отразилось в этих фильмах.

– А что насчет любимой книги?

– Если говорить о сильном впечатлении, которое на меня произвело чтение, то это «Мастер и Маргарита» М. Булгакова. Из других книг – Курт Воннегут, «Колыбель для кошки». И конечно, Ричард Бах, «Чайка по имени Джонатан Ливингстон».

– Место на земле, от вида которого у Вас перехватило дух?

– Хороший вопрос! Ну, по красоте места на земле, на первом месте у меня стоит город Сан-Франциско с окрестностями. На втором месте, пожалуй, Сидней, который стоит на берегу абсолютно синего по цвету океана. И конечно, Африка, когда я был у подножья Килиманджаро, на фото-сафари. Стаями видели тогда зебр и жирафов… незабываемое зрелище!

– Как Вы отдыхаете от работы, какие у Вас хобби?

– Во-первых, я стараюсь ходить в бассейн, когда есть возможность. Во-вторых, зимой это лыжи. Также туризм, горный туризм. Сейчас я еще освоил скандинавскую ходьбу, мне очень нравится, если ее использовать правильно и качественно.

– Пять вещей, без которых Вы никогда не выйдете из дома?

– Во-первых, ключи. Во-вторых, кошелек. В-третьих, флешка со всей информацией. Еще обязательно читалка. И сейчас уже очки. Вот!

– Представим такую ситуацию: Вы вышли в открытое море порыбачить, прихватив с собой, на всякий случай, «корочки» доктора биологических наук и доктора политических наук. И, о ужас, морской ветер сбрасывает их в воду в разные стороны! Вы можете спасти лишь один документ, поскольку второй обязательно умчится в самую синеву моря. Какой документ Вы спасёте?

– Наверное, все-таки биологических наук. Потому что это некое серьезное базовое системное образование. Плюс, четкое понимание, что такое эксперимент. Плюс, занимаясь биологическими объектами, я понял, что претензии физиков, их снобизм в том, что они знают все, неоправданы. Чистого знания физических законов недостаточно, чтобы понять, что происходит в клетках. Чем чище получаем препарат, тем меньше мы можем проследить, что происходит в клетках – мы убиваем среду. Это мне стало помогать, в том числе в дальнейшем и для изучения политических явлений. Когда я вижу снобизм экономистов или юристов, я смеюсь над ними, потому что таких снобов, как физиков, я еще не видел! Ну и, конечно, биофизика – основа моего образования. Кроме того, здесь можно было поставить эксперимент, как я уже говорил, чтобы проверить свои гипотезы. В политологии же эксперимент ставить негуманно…

Напоследок Александр Юрьевич передал пожелание нашим студентам:

«Цените возможности, которые для Вас существуют в Вышке: возможности общения с преподавателями, а также различные пути получения информации. Цените это время, не тратьте его впустую. А также желаю каждому найти то направление, которое интересует конкретно Вас, найти именно такого научного руководителя, с которым будет интересно работать».

Текст подготовили: 
студентка второго года обучения ОП «Политология»,
Николь Фукс
и студент третьего года обучения ОП «Политология»,
Никита Словогородский,
члены «Вольной редакции» портала.
Фото взято из личного архива
А.Ю. Сунгурова