• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
НИУ ВШЭ в Санкт-ПетербургеМероприятияЛекция Дмитрия Суслова «А где же всадник? Паблик-арт и новые национальные идентичности в городских контекстах Вильнюса и Минска»

Лекция Дмитрия Суслова «А где же всадник? Паблик-арт и новые национальные идентичности в городских контекстах Вильнюса и Минска»

Мероприятие завершено

Казалось бы, нетрудно провести параллель между такой формой изобразительного искусства, как паблик-арт и, в некоторой степени, более привычным монументальным искусством. Однако при детальном рассмотрении становится ясно, что данное сравнение не вполне корректно — понятие «паблик-арт» несколько многозначнее — этот термин часто используют для описания как ожидаемых скульптур и фресок, так и более «непредсказуемых» объектов городской среды: светильников наружного освещения, скамей, урн и проч. Учитывая такое многообразие, однозначно ответить на вопрос, что же такое «паблик-арт» зачастую не представляется возможным. В контексте русскоязычной литературы задачу усложняет и множество терминов, используемых для обозначения данной художественной практики — от «искусства в общественном пространстве» до куда менее благозвучного «публичного искусства». На основании вышеизложенного становится понятным, почему некоторые исследователи (видимо, махнув рукой) предлагают называть «паблик-артом» «любое оригинальное авторское произведение, размещенное в общественном пространстве», что в некоторой степени ставит под вопрос целесообразность использования самого термина.

Однако, невзирая на все трудности, связанные с термином, сама форма изобразительного искусства становится все более привычной в постсоветских городских контекстах. Нередко «паблик-арту» приписывается чудодейственная сила, способствующая формированию творческой среды и самореализации представителей креативного класса. Как правило, в таких случаях сторонники паблик-арта представляют опыт отдельных западных городов как универсальный ключ к урбанистическому успеху (в пример часто приводятся безымянная скульптура Пикассо в Чикаго или «Ангел севера» Гормли в Гейтсхеде — работы, действительно повлиявшие на судьбы обоих городов). Критики же, в свою очередь, часто обращают внимание на незначительную художественную ценность большинства работ «публичного» искусства, неспособных (как это ни парадоксально) привлечь внимание публики. Однако учитывая особенность данной художественной практики (не всегда отраженной в ее определениях), а именно ее институциональности (заказчиками работ в постсоветском контексте выступают, как правило, или местные городские или панъевропейские организации), очевидной становится необходимость выхода за пределы узкоэстетических оценок. Таким образом, в дискуссии «паблик-арта», который невозможно свести ни к полумифической городской панацее, ни к недостаточно качественно выполненному искусству — необходимо учитывать идеологическую составляющую данных работ, их способность к трансляции элитарного видения качества общественного пространства и самой публики. Данную гипотезу Дмитрий Суслов предлагает рассмотреть на примерах недавних художественных проектов в Минске и Вильнюсе.

Дмитрий Суслов — аспирант и преподаватель языкового центра Университетского колледжа Лондона. Дмитрий также сотрудничает с Музеем Виктории и Альберта, в том числе, принимал участие в работе над выставкой David Bowie is.

Мероприятие организовано совместно с Высшей школой экономики в Санкт-Петербурге. Куратором направления выступает Маргарита Кулева, преподаватель департамента социологии НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге.

Вход свободный. Количество мест ограничено. Пожалуйста, зарегистрируйтесь

Место проведения: Набережная Адмиралтейского канала, дом 2, Остров Новая Голландия, Павильон